June 29th, 2020

крыши

Замороженная дивизия

Когда я служил в штабе ДВО в 2000х годах, меня несколько удивляло предназначение 99 мсд на Чукотке. Край земли, где "лето вчера еще не было, а завтра уже не будет", где практически нет дорог и малочисленные населенные пункты. Хотя конечно понимал, что и этот край земли русской надо охранять. Дважды там бывал в командировках, когда уже служил в МЧС, видел военные городки и не понимал удивлялся. Вспомнил рассказы коллег, который там были или служили, погуглил в инете еще и вот что нашел...

923909_original

Collapse )

Из биографических данных о Семене Дежневе.

Не позднее 1652 г.— Челобитная енисейского служилого человека Семена Дежнева о взыскании со служилого человека Герасима Анкидинова по заемной кабале денег.

|л. 1| Царю, государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом твой, государев, холоп Семейка Иванов на служилого человека Гарасима Анкидинова.

Взять мне, Семейки, на нем, Герасиме, по кабале 12 рублев 10 алтын с полуполтиною, а срок 2 кабале прошел. И тот Герасим денег по кабале не платит мне неведомо за что и манитца со дни на день.

Милосердый государь, царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй, меня, холопа своего, вели, государь, на того Герасима по той кабале дать свой царской суд и управу.

Царь, государь, смилуйся, пожалуй.

ф. Якутская приказная изба, ст. № 2009, л. 1. [496]

Комментарии
1. Основанием датировки служит год смерти Г. Анкидинова — 1652.
2. В документе: «строк».

Иван Жуков. Геннадий Бородулин

Иван Антонович Жуков, шестидесятилетний мужчина, три месяца тому назад вышедший на пенсию по возрасту, в ночь под Рождество не ложиться спать. Дождавшись, когда из спальни раздался храп жены, он достал из-под шкафа переломанную пополам шариковую ручку, смотанную черной тряпичной изолентой, разложив перед собой измятый лист бумаги, стал писать. Прежде чем вывести первую букву, он несколько раз пугливо оглянулся на дверь спальни, покосился на темный образ, привезенный тещей из деревни, по одну сторону, которого тянулись шкафчики малогабаритной кухни, и прерывисто вздохнул. Бумага лежала на плохо убранном кухонном столе, а сам он сидел на табурете с мягким матерчатым потертым сиденьем.
«Уважаемый товарищ президент! – писал он.
- И пишу я вам письмо. Поздравляю вас с Рождеством и желаю вам всего от господа бога. Нету у меня уже давно ни отца, ни маменьки, а тока теща – вреднючая личность и жена, которой никому не позавидуешь, даже вам уважаемый господин президент».
Collapse )