June 3rd, 2020

A340
  • af1461

Куанда. Золотое звено.

     Так уж сложились обстоятельства, что в истории БАМ было как бы две сбойки, две укладки «золотого звена». 29 сентября 1984 г. на месте будущего разъезда Балбухта (участок Куанда-Чара) произошло знаменательное событие – бригады путеукладчиков под руководством Александра Бондаря (вела укладку с западной стороны) и Ивана Варшавского (с восточной) встретились в 16 часов 05 минут местного времени на берегу реки Сюльбан, у подножия Каларского хребта. Но можно встретить и другую дату, другое название.

     Дело в том, что сбойка БАМа считалась событием политическим, пропагандистским. ГлавБАМстроем было дано торжественное обязательство открыть сквозное движение по магистрали к 7 ноября 1984 года. Тогда же запланирована и торжественная сбойка магистрали, которая должна была произойти 1 октября в Куанде – крупном строящемся поселке на севере Читинской области.
Collapse )


Памятник в Куанде.


Медаль - барельеф на постаменте.
Collapse )

Служилые и промышленные люди Якутского острога; подготовка к плаваниям в 50-80 гг. ХVII в.

№ 178

Не ранее 1666 (175) г. октября 29 — не позднее 1667 (175) г. августа 31 — Отписка илимского воеводы С. О. Аничкова в Якутскую приказную избу о выполнении заказа по изготовлению кочей, дощаников и барок для «морского хода», ясачного сбора и доставки хлебных запасов.

|л. 26| Господину князю Ивану Петровичю — Сила Аничков челом бьет.

В нынешнем во 175-м году октября в 29 день писал на Ленской волок в-Ылимской острог к приказному человеку к тобольскому сыну боярскому к Олексею Ларионову из Якутцкого острогу стольник и воевода Иван Большой Голенищев-Кутузов, чтоб по указу великих государей зделать на усть Муки и Куты рек для морсково ходу и великого государя служеб и для ясачных зборов 2 коча да 6 дощаников, да для сплавки в Якутцкой острог великого государя хлебных запасов барок больших сколько понадобитца. И в нынешнем же, господине, во 175-м году для морсково ходу и ясачных зборов, и для сплавки в Якутцкой острог великого государя хлебных запасов, зделано на усть Муки и Куты рек илимскими судовыми плотники и отпущено в Якутцкой острог великого государя под хлебными запасы и под солью с хлебными приемщики с якутцким сыном боярским с Павлом Шульгиным и с служилыми людьми с Елфимком Матвеевым с товарищи коч да 6 дощаников, да барка. Да под твоим, господине, запасом с человеком твоим Степаном Лачиновым барка большая. Да к тем же дощаникам и к баркам дано 3 лотки набойных, 2 лотки однодеревых, /л. 27/ да на причалки и х кормовым и х поносным веслам на привлеки 43 сажени с полусаженью верховых варовых веревок. А не зделано против указу великого государя [465] и против письма Ивана Большово Голенищева-Кутузова только одново коча, потому что о том судовом деле писал он, Иван, из Якутцкого в-Ылимской острог поздо. Да и преж тово, господине, из Якутцкого острогу прежние якутцкие воеводы о судовом деле писали поздо же, в ноябре и в декабре месяцах, и зимою кочевого и дощаничного лесу никоторыми мерами добывать не мочно, потому что земля бывает мерзла и снеги глубокие, а топоры на то судовое дело судовым плотником даютца из государевы казны, и те топоры о мерзлую землю ломаютца, и в том великого государя казне чинитца убыль немалая, а илимским судовым плотником бывает оскорбление и нужда большая. Да в нынешнем ж, господине, во 175-м году отпущено в Якутцкой острог под стряпчим под Еуфимком Зинским дощаник новой же да на причалку варовой, веревки и х кормовому, и х поносному веслу на привяску дано 20 сажен, да лотка однодеревая. Да под тобою, господине, и под запасом твоим /л. 28/, и под казною великого государя под вином горячим, и под заморскими товары с якутцкими служилыми людьми с сотником стрелецким с Кондратьем Федеряшиным с товарищи и отпущено с усть Куты реки 3 дощаника новых да дощаник старой, 4 лотки набойные, да к дощаникам и к лоткам на причалки и х кормовым, и х поносным веслам на привяски в обрывках варовых веревок 50 сажен.
Collapse )

Валерий Шелегов. Луна в Водолее...

…Ночь Фима спала неспокойно. Поднималась от тёплой печи и шла в остывшую кухню к окну, будто кто её туда звал. Яркими замытыми бусинками виделись звезды на морозном небосклоне. После дневной оттепели мороз давил прикордонную тайгу, река Кан подо льдом грелась, ворочала плечами, лед лопался. Фима не слышала этого ворочанья Кана, но с молодости знала – при таком батюшке так бывает, лед дыбится, сухо выстреливает.
«Как там Зорька? Тепло ей в хлеву? Голодная корова, теленочек под сердцем». - Фима жалела кормилицу, плакала, качала головой, слезы замывали глаза. Оттого и звезды в небе росисто подрагивали при взгляде на них.
Обильные капли обжигали морщинистые худые щеки, затекали в беззубую ямину на месте рта. Фима умывалась и упивалась слезами, слизывая кончиком языка их в уголках губ. Потом возвращалась, от окна видом на огород, обратно, на кровать под теплый бок кирпичной печи. И опять дремала без сна.
Блазнились далекие молодые годы. События минувшего дня она могла запамятовать, но вот дальность лет и счастливая молодость, каждый раз возникали в сознании будто бы только что минувший день. Молодой Васей Белоус. Голодные предвоенные годы, вши и похлебка из лебеды от бескормицы в войну. Она боронит вспаханные поля верхом на лошадях. Ноги избиты от негожей обувки. Она еще в девках, не замужем за Васеем.
Collapse )