February 21st, 2020

лорре
  • humus

1890-1891. Путешествие Цесаревича Николая на Восток. Часть 1


Восемь лет назад выкладывал подборку на об этом путешествии. Думал, что закрыл тему. За прошедшие годы появилось множество нового материала в прекрасном качестве. Одним выпуском теперь не обойтись.
01. 1890. Фрегат «Память Азова»  в гавани
1890. Фрегат «Память Азова» в гавани
Collapse )

Служилые и промышленные люди Якутского острога в 40-х гг. ХVII в. Поход Семена Дежнева,Федота Попова

1647 (155) г. апреля 26. — Сказка служилого человека Михаила Стадухина о pp. Колыме, Чюхче, Анадырь и о населении по их берегам.

|л. 240| 155-го апреля в 26 день в Якуцком остроге в съезжей избе воеводам Василью Никитичю Пушкину да Кирилу Осиповичю Супоневу, да дияку Петру Стеншину служилой человек, которой в прошлом во 154-м году ноября в 23-м числе в Якуцкой острог до приезду воевод Василья Никитича Пушкина с товарищы с Колымы реки з государевым с ясачным збором пришол, Михалко Стадухин в роспросе сказал:

На Колыме де реке был он для государева ясачного збору 2 годы. А Колыма де река велика есть, с Лену реку, идет в море так же, что и Лена, пот тот же ветр, под восток и под север. А по той де Колыме реке живут иноземцы колымские мужики свой род оленные и пешие сидячие многие люди и язык у них свой.

Да на той ж де Калыме в сторонней реке, прозвищем на Чюхче, а пала де та река Чюхча в море своим ж устьем с приезду по сей стороны Колымы реки. А по той де реке Чюхче живут иноземцы свой ж род словут чюхчи, так же что самоядь оленная, сидячие ж. И была де у него жонка погромная колымская ясырка именем Калиба, а та жонка жила у тех мужиков, у чюхчей, 3 годы, и она де ему сказывала, что на острову, которой в мори, идучи х той Колыме реке судами, на левой [222] руке. А учнет де тот остров объявливатца в море от матерой земли в виду на левой руке, идучи из Лены от Святого Носу, а к Яне де реке и от Яны к Собачье, а Индигирка тож, и от Индигирки х Колыме реке идучи, и гораздо тот остров в виду и горы снежные, и пади, и ручьи знатны все. А тот де остров Камень в мори пояс, они и промышленые люди смечают все то один идет, что ходят ис Поморья с Мезени на Новую Землю, и против Енисейского и Тазовского, и Ленского устья тот Камень та ж все одна, что называют Новою Землею. И те де чюхчи по сю сторону Колымы от своего жилья с той речки зимою чюхчи переезжают на оленех на тот остров одним днем. И на том де острову они побивают морской зверь морж, и к себе привозят моржовые головы со всеми зубами, и по своему де они тем моржовым головам молятца, а он де того у них моржового рыбья зубу не видал. А промышленые де люди ему сказывали, что они у тех чюхчи тот моржовой зуб видали, кольцы де у них оленных санок все того одного моржового зуба. А у тех де чюхчи соболя нет, потому что живут на тундре у моря, а доброй де самой черной соболь все по Колыме.
Collapse )

Часы с крылышками... Владимир Теняев

… Маленький коренастый поварёнок Паримал каждое утро с большим достоинством и уважением приветствовал меня, проговаривая медленно и со значением: «Good morning, teacher!», – что означало: «С добрым утром, учитель!»... – Хорошо ещё, в разряд гуру не произвёл, а то я бы и вовсе загордился. Он откуда-то прознал, что у меня имеется довольно глупый, на мой взгляд, «титул» инструктора по языку, хотя я внутренне выражал протест относительно такого громкого наименования. Это не отвечало истинному положению дел, но спорить было бесполезно... Меня и тогда разбирал смех, когда Паримал очень потешно надувал щёки, пытаясь выведать и научиться проговаривать по-русски названия различных продуктов, овощей и предметов сервировки, да и сейчас на ум сразу приходят строки из сказки Пушкина: «... попёнок зовет его тятей...» – Весьма забавно представить нас со стороны – маленький, плотный, чернокожий поварёнок в белоснежном колпаке, с ослепительной улыбкой киношного Максимки и здоровенный дядька, эдакий великовозрастный балбес, старательно выговаривающий по слогам: «Кар-тош-ка, мор-ков-ка, ка-пус-та»... – А росточка он вымахал не больше полутора метров..., если в поварской шляпе, на коньках и в отчаянном прыжке...
Collapse )

Советские полярницы. Часть II.

https://goarctic.ru/work/sovetskie-polyarnitsy-chast-ii/
2.jpg

В 1930-е гг. женщины оказывались в Арктике и в составе экипажей ледоколов и ледокольных пароходов. Это уже не было единичным явлением, как в случае с походом «Красина» в 1928 г., но не стало и массовым. На арктических пароходах женщины были уборщицами, поварами, буфетчицами. Так, с 1928 г. на одной из шаланд Мурманского порта работала поваром Д.Ф. Гвоздюкова. Затем она трудилась на «Малыгине», буфетчицей – на «Ермаке» и в 1937 г. стала одной из героинь заметок, опубликованных на страницах газеты «Советский полярник» 8 марта[1]. В публикации отмечался её самоотверженный труд и преданность делу. Когда в начале 1935 г. создавался образцовый молодёжно-комсомольский экипаж на ледоколе «Красин», в него была включена всего одна женщина – Елена Николаевна Ромодановская (в замужестве Мирошниченко). Комсомолка с 1931 г., авиатехник ЦАГИ решила отправиться в Арктику, не испугавшись стать уборщицей[2]. В 1936 г. в составе красинского экипажа было уже три женщины: буфетчица М.К. Витюк и уборщицы С.Е. Грицюк и З.А. Стрелецкая. Все они ещё и учились во время рейсов судна, т.к. ледокол являлся «плавучим» техникумом. Иными словами, комсомолки готовились на «Красине» к будущей работе в Арктике на других судах (и на более высоких должностях).
Collapse )