January 17th, 2020

лорре
  • humus

Жизнь американских экспатов во Владивостоке конца XIX - начала ХХ вв. Часть 1


Альбом фотографий Элеоноры Прэй, американки, проживавшей во Владивостоке.
Элеонора Роксана Прэй (1868-1954) купила свою первую камеру в марте 1899. Она жила во Владивостоке с 1894 по 1930, где ее муж, Фредерик С. Прэй (ум. в 1923 г.) работал в «американском магазине", принадлежащем его сестре и зятю, Саре и Чарльзу Смитам (ум. в 1898 г.).
Две надписи на форзаце: "Кларе, с любовью от Рокси. Владивосток, 27 сентября 1899 года". "Дом Смита и виды Владивостока, Элеонора Прэй, Бервик, штат Мэн".

Первая страница
Первая страница

Collapse )

Золотая Колыма. Исаак Гехтман. (9)

РАЗВЕДЧИК РАКОВСКИЙ

В 1930 году в Ленинградском геологическом комитете обсуждался отчет первой геологической экспедиции Билибина, направленной Геолкомом на Колыму. При постановке подобных вопросов в выступлениях часто фигурировали сообщения об открытых районах, о координатах пространств, о новых пунктах, нанесенных на карты, о геологической и морфологической структуре новых районов. Но особый характер получило обсуждение этого отчета. В середине обмена мнений выступил еще совсем молодой человек с энергичным римским профилем и подвижными карими глазами. Его речь сразу захватила всю аудиторию. Он сообщал об изобилующих огромными горными богатствами районах, названия которых впервые звучали в географии. Он десятками перечислял перед взволнованной аудиторией никогда не слыханные ранее новые реки, горные хребты, долины, острова и территории. Он указывал места расположения золота, олова, дорогих минералов и столь необходимых стране полиметаллов.
Сама по себе речь молодого человека была повестью о героизме энтузиастов науки, молодых советских специалистов, пришедших со скамьи вузов в необозримые пустыни Приарктики и покоривших их, несмотря на шестидесятиградусные морозы, бураны, пургу, бездорожье.
Речь говорившего была тем более увлекательна и захватывающа, что сам он являлся участником замечательного похода этих энтузиастов — первой геологической экспедиции 1928 года на Колыму. Это был разведчик экспедиции Сергей Дмитриевич Раковский — ныне один из самых популярных людей на Колыме.
Collapse )

Немного из детства... Владимир Теняев

О себе, дорогом и страшно любимом, из раннего детства помню многое, но какими-то cтранными отрывками. Мама говорила, что такое просто невозможно: я был слишком мал, чтобы такие важные детали помнить, но я почему-то помню... Задатки имелись самые разные. Как любой ребёнок, начавший жить «с чистого листа», мог пойти в любую сторону, куда подталкивали жизненные обстоятельства... Вообще я счастливо избежал «стандартной» процедуры появления на свет. Если сверстников поголовно приносил аист или находили в капусте, пропалывая грядки, то меня мама случайно обнаружила в свёрточке у колодца. Кто и когда «забыл» младенческий конвертик, история умалчивает...
Дитёнком рос непоседливым и шаловливым. Бабушка, приезжавшая к родителям-геологам на помощь в присмотре за сорванцом, рассказывала, что иногда просто не в силах была уследить за егозой. Поэтому чтобы успеть приготовить обед или ужин, не заботясь о том, куда залезу или убегу, просто привязывала за ногу к ножке стола. Другого выхода не видела. Этого совсем не помню, но бабушка была очень добрая, мудрая и сильно меня любила! Зачем ей врать?
Помню отважные походы в одиночку по горам, как провалился однажды в заброшенную штольню. Было очень сыро, темно и страшно. Идти вперёд виделось заманчивым, но солнечный свет переходил в сумерки, а потом и в кромешную тьму, поэтому исследование пришлось отложить... А ещё припоминаю, как с друзьями залезали в громадные деревянные ящики, в которых раза два в неделю геологам привозили свежий хлеб. В пустых ящиках на самом дне лежало самое вкусное – хлебные крошки, почти готовые панировочные сухари. Сидеть в ящике считалось престижным занятием и любимейшим делом. Главное – умудриться опередить конкурентов! И ещё – подремать внутри, наевшись вволю ржаных крошек и ощущая аромат свежего хлеба, которым пропитывались ящик и одежда...
Collapse )