April 2nd, 2019

«ОХОЧИЕ ЛЮДИ» НА ВОЕННОЙ ГОСУДАРЕВОЙ СЛУЖБЕ В ПРИБАЙКАЛЬЕ И ЗАБАЙКАЛЬЕ в XVII в.

В словаре С. И. Ожегова охотник определяется, как «тот, кто добровольно берется за выполнение какого-нибудь дела, поручения» [2, С. 476 ]. В Сибири XVII в. охотниками называли людей, добровольно принимавших участие в военных походах. Как правило, охотниками становились люди из таких категорий, как промышленные, гулящие и торговые люди. Служилые люди, добровольно принимавшие участие в походе, без государева и воеводского приказа также назывались «охочими служилыми людьми».
Главной причиной привлечения к выполнению военных государевых служб «охочих людей» была катастрофическая нехватка людского ресурса. Редкий острог имел в своем распоряжение не то что сотню, несколько десятков служилых [1, С. 26-84]. С такими силами можно было отсидеться за стенами острогов, но выйти за его пределы на территорию противника, как правило более многочисленного, было чревато поражением. А воевать было необходимо, особенно на начальном этапе освоения новых земель. Сбор ясака был основной целью приведения под «высокую руку государя» неосвоенных территорий, а платили и боялись только сильного. Поэтому перед тем как выступить в поход на врага, государевы начальные люди старались максимально усилить свои ряды. А так как воеводы ближайших острогов, как правило, не горели особым желанием отпускать от себя своих служилых людей на выполнение служб на прямую их не касающихся, то выход был один – прибирать на время похода добровольцев, «охочих людей».
Read more...Collapse )
Tags:

Обычное лето 1953-го. Кого на самом деле амнистировал Берия

reposted by odynokiy


Амнистия, инициированная Лаврентием Берия, позволила обрести свободу более чем 1,2 млн граждан.


Об амнистии заключенных, проведенной в Советском Союзе в 1953 году, большинство имеет представление благодаря фильму «Холодное лето 1953-го». Блестящая картина, в которой свою последнюю роль сыграл великий актер Анатолий Папанов, тем не менее, создает об амнистии 1953 года неверное представление.

Итак, вот основные мифы об этой амнистии:

- Она касалась исключительно уголовников, не затрагивая политических заключенных;

- На свободу выходили «воры в законе» и убийцы;

- В стране произошел катастрофический рост преступности;

- Амнистию Лаврентий Берия инициировал для того, чтобы спровоцировав волну насилия, затем установить «режим жёсткой руки».

Начнем с конца. Хотя изначально амнистия 1953 года получила название «ворошиловской», по имени подписавшего Указ о ее проведении Председателя Президиума Верховного Совета СССР Клима Ворошилова, инициатором ее действительно был всесильный глава МВД Лаврентий Берия.

Read more...Collapse )



Тырло... Виктор Музис (5)

5.
После завтрака Викентий Петрович объявил, что бы собирались в маршрут.
Илья одел новый брезентовый костюм, насчет чего Машенька тут же пошутила:
- Как же ты со старыми брюками расстался?
- И не спрашивай, - отвечал Илья. - С болью в сердце.
И тут же, обращаясь к Наде, пояснил:
- Люблю старье. В нем садись где хочешь, ложись где хочешь, хоть на брюхе -29-
ползи - все равно не жалко.
- Не жалко, это верно, - заметил Викентий Петрович. - Но такой костюм до
первого сучка. Вам не приходилось возвращаться из маршрута
в одних трусиках?
Все засмеялась, а Илья, комично вздохнув, ответил:
- Конечно, если бы я имел лишние двести рублей в месяц, я может быть все
время ходил бы в новом.
Надя не могла не посмеяться вместе со всеми и вместе с тем не посочувство-
вать Илье как студентка студенту. Она понимала, что если бы у него и обнару-
жились лишние деньги, ему и без костюма было бы куда их употребить. И все
же ей больше нравилось как одевался Викентий Петрович. На нем была чистая
свежая рубашка, серые бриджи, хорошие горные ботинки. Кожаная полевая су-
мка, собственный горный компас и красивый охотничий нож в ножнах допол-
няли его костюм. Единственно, что не нравилось Наде, это обмотки.
Read more...Collapse )

Дед Толян. Турга. Летний паводок... Юрий Зорько (1)

Белобрысый, поджарый от жизни впроголодь, за привычку сутулиться и насупленные брови прозванный Дедом, Толик, сидя под раскидистым кустом черемухи, неотрывно следил за неспокойным поплавком. От утреннего холодка, забирающегося, словно щупальцами настырного осьминога под выгоревшую рубаху, временами била мелкая дрожь. Но поглощенный ожиданием решительной поклевки, он не обращал внимания на щенячий озноб и уж конечно не смотрел по сторонам. А вокруг поистине райское, по сравнению с монотонным пеклом дня, сверкало на листьях и траве алмазной пылью росы раннее утро. И разноголосый птичий хор славил встающее из-за белесых сопок солнце. То и дело, присаживаясь на узкие листья осоки, реяли над водой бирюзовые стрекозки и первые пауты, отогретые солнцем, басовито гудя, уже вились над головой. И даже бурчание голодного желудка, напоминающее о лежавшем в кармане штанов ржаном сухаре, не в силах было заставить оторвать взгляд от медленно движущегося против течения поплавка. Вчера вот также здоровенный сазан водил, водил поплавок, пока внезапно не утянул на дно ямы. Хорошо, успел подсечь, так он, толстомордая зараза, под обрывистый берег в коряги потянул. Да разве губастый битюг ушел бы от Деда. Вывел его Толян к травянистой отмели и, как кот мышь лапой, выхватил под жабры на свет божий. Дома уху из того сазана сварганил знатную, с картошечкой и мангыром. И сам от пуза поел и мамка после дежурства в госпитале головизной и рыбным студнем попотчевалась. Про рыбу она не спрашивала, зная о фартовом промысле сына, а про картошку поинтересовалась – не ворована ли. Огорода то у них отродясь не было. На окаменевшем суглинке рядом с полуземлянкой только полынь и росла. А так вниз по склону сопки до самой железнодорожной насыпи, что тянулась вдоль речной долины, один ковыльник на ветру колыхался, да еще кашка по весне цвела. На семьдесят четвертом разъезде лишь у жителей станционной слободы огороды были. Сажали они их рядом с неказистыми домами и бараками, растянувшимися по-над речкой сразу за железнодорожным разъездом. Трудами возделанная тощая земля не баловала урожаями. И то, что удавалось вырастить, оберегалось от набегов лихой шпаны за плетеным частоколом, как за острожной стеной. Но не острые тычки прутьев ивняка для ушкуйников были страшны, а зверовые псы, спускаемые хозяевами с привязи. Собаки волчьей помеси, прихватив на заплоте удирающих бастрюков, люто грызли их тощие задницы. И только Толян с его талантом пластуна безнаказанно бедокурил на чужих посадках. Справедливости ради надо сказать, хитничал он не от гонора бесшабашной удали, а когда от тоски голода становилось невмоготу. И уж конечно не трепал языком о своей ловкости. Не жадный, привыкший довольствоваться малым, Толян в этот раз и не думал неправедно разжиться огородниной. Вон, какая рыбина попалась, чего еще надо. Однако удача, как беда, редко ходит одна. Возвращаясь с речки, встретил знакомых пацанов со станции, те картошку в костре пекли. Вот у них-то за три папироски и раздобыл картошки на уху. Ну а за диким чесноком специально ходил на место стоявшей когда-то на склоне долины кошары. Мангыр здесь рос в избытке, завиваясь мясистыми с седым отливом узкими листочками. Душистый, он то и придал наваристой юшке аппетитный аромат.
Read more...Collapse )
Tags:

Who is mister Novopashenny? (продолжение №3)

reposted by odynokiy
Как я уже упоминал ранее, согласно официальных источников в 1920-1921 годах Петр Новопашенный работал астрономом-наблюдателем в Гринвичской обсерватории. Сразу размещу ниже фотографию Гринвичсой обсерватории, что-бы больше к этой теме не возвращаться, поскольку в моих исследованиях по указанному выше периоду фактов работы Новопашенного в ней не приводится за их отсутствием. Дальше речь, конечно-же, пойдет о разведке...
1.Королевская обсерватория Гринвич


Read more...Collapse )