March 28th, 2019

Рапорт сибирского губернатора тайного советника Ф.И. Соймонова в Сенат...

1758 г. февраля 24. – Рапорт сибирского губернатора тайного советника Ф.И. Соймонова в Сенат о готовящемся плавании иркутского купца И. Бечевина в Тихий и Северный Ледовитый океаны
В Высокоправительствующий сенат тайного советника и сибирского губернатора Соймонова
всепокорнейший репорт


20-го генваря 757 году иркуцкой купец Иван Бечевин присланным в Тобольск к прежде бывшему в Сибире губернатору г-ну адмиралу и ковалеру Мятлеву доношением объявил: в надеянии де ея и.в. высокомилостивейшаго дозволения возымел он, Бечевин, неотлагаемое намерение на построенном ныне им партикулярном судне следовать мимо Курильских островов круг Камчацкого мысу во открытое Тихое море к полуденным и северным странам на прежде обретенные, также буде сыщутца, и на неизвестные земли и острова даже до Анадырского устья. Ежели ж за помощию божиею благополучность допустит, и вкруг чюкоцких мысов до впадающих в Северное море рек и до устья Ленскаго. И на оных островах, берегах и землях, по изобретению ево, Бечевина, поверенных и работных людей, промышлять им всякого зверя и птиц, и других надобных вещей, которой бы вояж воспринять в 758, а за неисправою во оном и в 759-м годех. И тем доношением просил, дабы повелено было к вышеобъявленному ево вступлению в вояж предприятию наградить ево нижеследующими дополнениями:
Read more...Collapse )

Когда реки потекут вспять... Виктор Музис. (7,8)

7.
На четвертый день они выходят к Пучеглазихе. Михеич копает послед-
ний шурф. Влас ищет место для переправы. Нашел. Свалил березу и она
легла мостом. Опираясь на шесты и хватаясь за ветки перебрались на про-
тивоположный берег и сразу натолкнулись на тропу. До Михнего остава-
лось от четырех до восьми километров. Обстановка была настолько ясная,
что Анин больше не заглядывал в карту. Тропа вывела их к болоту, через
которое пролегала гать. Здесь уже сбиться было совершенно невозможно
и они, мокрые по колена, устремились в последний переход. Болото сме-
няется леском, лесок снова болотом. Потом опять лес. Тропа то расходит-
ся, то сходится снова, становится все шире, все расхоженней. Но до чего
долго тянутся эти последние километры. Кажется, нет им конца. Но вот
мелькает просвет, еще просвет. Просветы ширятся, сливаются в один об-
щий открытый горизонт, над которым доносятся звонкие чистые женские -69-
голоса:
-Летят перелетные птицы
В осенней дали голубой,
Летят они в жаркие страны
А я остаюся с тобой...
Они выходят из леса, как братья разбойники - оборванные, грязные, с
ружьями и котомками.
Read more...Collapse )

Так где же Шалаурова изба?

reposted by odynokiy
12 (28)
В продолжение geoblog.rgo.ru/blog/470.html решил дополнить, ибо появились лица заинтересованные в отыскании ( причём сразу наши и не наши:)).
Сейчас в эти места удобнее всего попадать либо вертолётом раз в месяц + сотня км по косам и береговой тундре, либо сплавом по Пегтымелю от рудника Майский и шлёп-лёп по мелям Пегтымеля.
Загадка гибели Никиты Шалаурова лучше всего сформулирована Гергардом Майделем в примечании к его книге:
«71. Незначительные виденные мною следы древней постройки-было всё, что в печальной пустыне ещё свидетельствовало о трагическом конце, который постиг людей, обладавших непоколебимой выносливостью и отвагою. После многократных, но тщетных попыток обогнуть по морю мыс Пээк и войти в Анадырь, последним вышедшим из устья Колымы в 1764 году был купец Шалауров, но он более уже не возвращался. Не подлежит никакому сомнению, что он и его люди именно тут нашли свою погибель; слишком хорошо памятен жителям Нижнеколымска факт его отплытия и его долгого отсутствия и слишком верно предание в этом местечке, что около того времени не было других крупных попыток проникнуть на восток, чтобы громкие фразы барона Норденшельда, этого знатока Севера, как он сам себя называет, могли бы опровергнуть этот факт. Тем не менее этот случай остаётся неразъяснимым. Когда вечером того дня лежали мы вокруг сторожевого костра, много разсуждалось об этой древней катастрофе, но ни русские, ни чукчи не могли составить верного о ней представления. Крушение корабля само по себе было, конечно, неудивительно: побережье трудно проходимо и северная буря легко могла причинить течь тогдашним плохим, беспомощным судам, носившим название кочей. Но не объяснимо то обстоятельство, что столько крепких закалённых в лишениях людей, которые во время кораблекрушения были настолько здоровы и бодры, что были в состоянии выстроить большую и крепкую постройку и спасли повидимому достаточное количество провианта, могли погибнуть при подобных обстоятельствах. Жизненные припасы у них несомненно были, так как, очевидно, их корабль был выкинут на берег; иначе они не спасли бы таких тяжеловесных предметов, как железные и медные котлы а также наковальню,-все эти вещи впоследствии нашлись в доме. Даже в этом случае, если они истратили свой провиант ещё до кораблекрушения, что недопустимо в виду недалёкого расстояния места от Колымска, трудно было бы понять к чему они принялись за сооружение крепкого дома, рассчитанного на жизнь зимою, вместо того чтобы поберечь свои силы и постараться достичь ближайших чукотских юрт, которыя в то время существовали на морском побережье не очень далеко к западу от места крушения. Между жителями Колымска и чукчами издревле велись торговые сношения и в то время не было никаких ссор, да к тому же сорока хорошо вооружённым людям не было причин бояться. Одним словом совершенно непонятно, что могло заставить этих хорошо знакомых с севером людей оставаться так долго на одном месте, пока половина их не погибла тут от болезни или голода, а другая-настолько уже ослабла, что только один из них был в состоянии добраться до чукотской палатки, да и то лишь за тем, чтобы измученным до смерти и не вымолвив ни единого слова, последовать за своими товарищами в загробную жизнь.Можно было бы подумать о цинге, но общество состояло из сибиряков или по крайней мере из совершенно акклиматизированных русских из Европейской России, между которыми нет ни одного примера заболевания этой болезнью.»
Про цингу Майдель, конечно, не совсем прав.
Скорее всего причиной смерти шалауровцев был трихинеллёз.