February 22nd, 2019

Память, или приказ, посланный с Чечегиным к Хабарову, из Якутска, в Июле 1651 г.

1651 г. июля 27. — Память, или приказ, посланный с Чечегиным к Хабарову, из Якутска, в Июле 1651 г.

Лета 7159 года, Июля в 27 день, во Государеву Цареву в Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии Указу, память в новую Даурскую землю Якутскаго острога приказному человеку Ерофею Павловичу Хабарову. В нынешнем во 159 году посланы к тебе служилые люди Тренка Ермолин сын Чечигин, да Артюшка Филипов сын Петриловских, да с ними 26 человек; из тех служилых людей одному служилому человеку Богдашке Забышеву быть с тобою Ерофеем в подьячих до весны вперед 160 году, и весною выслать в Якутской острог; да Воеводы Дмнтрия Андреевича, Францбекова человек, Ерусланов, да Дьяка Осипа Степанова человек Афонька Михайлов сын Частиков, да охочих служилых промышленных людей 107 человек, и всего их 157 человек, все с ружьями, а кто имяны служилых и охочих промышленных людей, и тому роспись под сею наказною памятью, да дьячьею приписью; и как к тебе сия память придет, и тебе б Ерофею Павловичу тех служилых людей Тренку Чечигина, да Артюшку Филипова с товарищи, 37 человек, в рядовую службу, да охочих служилых людей 107 человек принять, да один служилой человек Богдашка Забышев; да к тебе ж Ерофею послало для ратнаго бою 30 пуд зелья, да 30 пуд свинцу, да стопа бумаги писчей; да тебе же Ерофею послать в посланниках Царю Шамшакану служилаго человека Тренку Чечигина, а в товарищах Воеводы Дмитрия Андреевича Францбекова человека Ананью Русланова, да в подьячих служилаго человека Богдана Забышева. А как им говорить Царю Шамшакану и им дана память; да им же дать служилых людей пять человек, которых они Тренка и Ананья и Богдашка с собою в [126] посланники у тебя Ерофея учнут просить, и тебе б тех служилых людей им дать, для того, чтоб которым людям ратное дело было за обычай и в те поры покаместа в посланниках Тренка с товарищи ездят, или Царь Шамшакан своих людей в послах к тебе Ерофею пришлет; и тебе Ерофею его Шамшакановых людей не воевать; а будет он Царь Шамшакан под Государевою Царскою высокою рукою быть не похочет, и дань с себя брать не велит, и тебе б Ерофею по Государеву указу над ними Царем Шамшаканом поиск чинить, сколько милосердый Бог помощи подаст; да ему же Ерофею принять к себе в полк служилых людей, которые с Олекмы, в прошлом во 158 году, с тобою в Даур сошли, Максимка Михайлова, да Лучка Иванова; да ему же Ерофею Павловичу Хабарову в новой Даурской земле, которые служилые и охочие служилые же люди упромышляют по досугу промышленныя мягкия рухляди соболей, и у тех людей с промысла имать Государева 10 пошлина, от 9 соболей десятым лутчим соболем, да те соболи записывать в книги именно, да те десятинные соболи присылать в Якутской острог к Воеводе Дмитрию Андреевичу Францбекову, да к Дьяку к Осипу Степанову за своею печатью; а которые будут служилые люди наперед тебя Ерофея поедут с промышленною рухлядью в Якутской острог, и тебе Ерофею о той мягкой рухляди писать к Воеводе, к Дмитрию Андреевичу Францбекову, да к Дьяку к Осипу Степанову.

Воспроизводится по:
ИСТОРИЧЕСКИЕ АКТЫ О ПОДВИГАХ ЕРОФЕЯ ХАБАРОВА, НА АМУРЕ, В 1649-1651 ГГ. «Сын Отечества», 1840, кн. 1, С.-ПЕТЕРБУРГ, №14, с. 125 – 126.
Tags:

Колымская повесть. Олефир С. (35)

КОКА

С виду Коке не больше двадцати лет, но он давно отслужил в армии, успел съездить на курсы трактористов в Анадырь и уже пять лет работает в нашей бригаде. Здесь из всей техники одна бензопила, так что его права пока что ни к чему, и приходится пасти оленей.
В палатке мы спим друг подле дружки, я то и дело пристаю к нему с разными вопросами, отчего Кока зазнался и нередко разговаривает со мною через губу. Но, может быть, такое отношение из-за того, что я с ним спорю. В стойбище бабы Маммы я на потеху всем пастухам то и дело спорил с Толиком, а здесь вот с Кокой. Обычно, как только мы начинаем выяснять отношения, бригадир Дорошенко, глядя на меня с укоризной, произносит: «Началось! Вот уж связался черт с младенцем» — и уходил из нашей палатки.
Зачастую приезжающие в стойбище не обращают на Коку внимания. Низкорослый, чуть косолапый, в отороченном росомашьим мехом малахае и донельзя вытертой кухлянке, он скорее, вызывает сочувствующую улыбку, чем уважение. В лучшем случае гости, пожимают ему руку и приличия ради интересуются, как дела? Хотя каждому понятно, ни здоровье Коки, ни его дела никого никогда не волновали. Просто так принято у культурных людей.
На этом разговор и заканчивается. Да и о чем станут разговаривать директор совхоза или главный инженер с простым пастухом? Для этого есть бригадир. К тому же, главный инженер обещал Коке после курсов перевести на трактор, и теперь старается не смотреть в его сторону. Когда Дорошенко напомнил инженеру о его обещании, тот скривился: «Я уже одному такому охламону дал трактор, он его в первом же болоте утопил и сбежал пасти оленей. Теперь не знаем, как трактор на сухое вытащить. Пусть и этот лучше оленей пасет. Слишком уж он у тебя хлипкий. Боюсь, и фрикцион не потянет»
Read more...Collapse )
Tags:

Чукотан. Борис Евсеев (9)

Американка в Анадыре

Следователь Э-кин ошалел, устал. Он замудохался хлестать вздорную американку по щекам. Следователь был рыж, короткопал и сиял как медный грош. Непрестанно веселясь, он не понимал упорства старых и дряхлых. Он радовался и ликовал обезвреживанию ненужных в искрящем сталью государстве, отколотых от хода истории людишек.
– Эт еще только для начала, – посмеивался он. – Мы здесь собственных шпионов не знаем как извести. А тут к нам из Америки плывут и плывут шпионить! Поэтому – сразу: сказки про поиск могилы оставь, дура. Никто никогда ее не видел и никогда не отыщет. Рассказы про перстень-печатку тоже брось. А вот расскажи-ка ты мне другое: свекор твой Бирич деньги Временного Приамурского правительства где-то схоронил. Имущество его перед расстрелом конфисковали. Но ведь почти не оказалось имущества! Да и расстрел командиры Первой Забайкальской стрелковой дивизии провели как-то спешно… Где белая казна, сволочь? Ты ведь за ней приехала? Лучше скажи по-хорошему… Отпущу, если не соврешь. А Мандриков твой, которого ты тут расписываешь как горячего борца, он ведь бандит, да-а-а, бандит. Есть показания Клещина, есть показания Перепечко. Еще тридцать третьего года показания! Хочешь, зачитаю? Оно, конечно, не положено, но уж постараюсь, раз нужно. Я тогда стажером был. Помогал вести дело. Сейчас схожу за выпиской. А ты посиди тут спокойно. Дай-ка отвяжу тебя от стула…

Лето чукотское, лето трепетное и быстролетное, кончалось. Только сейчас, во время отлучки рыжего следователя, Елена поняла, зачем был проделан неблизкий путь из города святого Франциска в заштатный Анадырь.
Read more...Collapse )