February 4th, 2019

Грамата, данная из Якутска, для вручения ея, через Хабарова, Князю Богдою...

1650 г. не ранее июля 9. — Грамата, данная из Якутска, для вручения ея, через Хабарова, Князю Богдою, после перваго возвращения Хабарова с Амура, в 1650 г.

Бога в Троице славимаго милостию, мы Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь, всея Русии Самодержец, Владимирский и Московский и Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский, Великий Князь Иверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных Государств, и [100] Велякий Князь Нижнегорода Низовския земли, Рязанский, Ростовский и Ярославский, Белозерский, Угорский и Обдорский и Кондийский, и всея Северныя страны, Повелитель и Государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских, Царь Кабардинския земли, Черкаских и Горских Князей и иных многих Государств Государь и Обладатель, ведомо Ему Государю учинилось на Амуре реке Князя Лавкаево княжение, и по Государеву Цареву Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии Указу, Воевода Дмитрий Андреевичь Францбеков, да Дьяк Осип Степанов, в прошлом во 157 году послали Князю Лавкаю для проведывания в послах приказнаго человека Ярофея Хабарова не с большими людьми, и как Ярофей Хабаров на Амур пришел и Князь Лавкай с братьями и с улусными людьми пять городов своих покинул пусты, и побежал к тебе Князю Богдаю; и ныне Воеводы Дмитрий Андреевичь Францбеков да Дьяк Осип Степанов того приказнаго человека Ярофея Хабарова для посольства к тебе Князю Богдаю послали с невеликими людьми, а велели тебе Князю Богдаю сказать Государя нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии милостивое жалованное слово, чтоб ты Князь Богдай был под Его Государя нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии Самодержца высокою рукою в вечном холопстве, со всем своим родом и с иными Даурскими Князьями, которые под твоим Князь Богдаевым княжением, и со всеми улусными людьми: а Государь наш Царь и Великий Князь Алексей Михайлович Всея Руссии силен и велик и страшен, многим Царям и Государям и Великим Князьям Повелитель и Государь, и служат Ему Государю нашему Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу Всея Руссии Самодержцу Цари и Великие Князи со всеми своими государствы, которыя писаны выше сего в титле Государевом, и от его Государскаго ратнаго бою никто стоять не может; а про тебя Князя Богдая Ему Государю нашему Царю и Великому Киязю Алексею Михайловичу Всея Руссии было наперед сего неведомо; и ныне Государь изволил послать небольших людей и оказать к вам свою Государеву милость и жалованное слово сказать, а не для бою; а будет ты Князь Богдай неучнешь под Его Государевою Царевою и [101] Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии высокою рукою в вечном холопстве быть, и Воевода Дмитрий Андреевичь Францбеков, да Дьяк Осип Степанов, учнут писать на тебя Князя Богдая к Великому Государю нашему Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу Всея Руссии к Москве, чтоб он Государь веел быть своим Государевым ратным многим людям, и тебя Князя Богдая, за твое непослушание, велит Государь разорить, и город твой взять на себя Государя, и тебя Князя Богдая и иных Князей, и всех вас, и жен ваших, и детей без остатка, чтоб смотря на тебя Князя Богдая и на твое непослушание и иные Даурския земли Князья, которые не под твоим княжением, видя грозу Государя нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Руссии, и смертную казнь к вам и разоренье, были бы покорны и послушны без бою, а Государь наш Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь Всея Руссии милостив и праведен, и кровей ничьих не искатель, которые ему Государю добьют челом в учнуть не противны быть, тех их кровей и не искатель, и их пожалует, да и то тебе Князю Богдаю ведомо буди, что и до больших Государевых людей на тебя Князя Богдая Воевода Дмитрий Андреевичь Францбеков, да Дьяк Осип Степапов, пойдут со шестью тысячью, с пушками и с огненным многим боем за твое Князь Богдаево непослушание; а здесь в Его Государя нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Руссии в одном Сибирском государстве ратных Руских людей многое множество; да у Государя ж нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Руссии в Якутском остроге вверх и вниз по Лене, и по иным сторонам, в холопстве Якуты и Тунгусы и Юкагиры и многие люди, к ратному бою навычны, и Государю нашему Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу Всея Руссии на изменииков и на непослушных людей в поход ходят и бьются, не жалея голов своих, и самому тебе Князю Богдаю ведомо, потому что Государя нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии ясачные Тунгусы жили в соседстве живут безбоязно, и с Князь Лавкаевым с улусными людьми сходились с Олекмы на Шильских и на Амурских вершинах.

Воспроизводится по:
ИСТОРИЧЕСКИЕ АКТЫ О ПОДВИГАХ ЕРОФЕЯ ХАБАРОВА, НА АМУРЕ, В 1649-1651 ГГ. «Сын Отечества», 1840, кн. 1, С.-ПЕТЕРБУРГ

Зачем... Зачем я бегу... Виктор Музис

1. ОБЪЕЗДКА ПОЛУДИКИХ "МОНГОЛОК"
За время многих полевых сезонов у меня было и несколько встреч с медведями. Немного. Раза четыре всего за три десятка лет. Но каждый из них я прекрасно помню, настолько они врезались в память.
Первые три произошли на Колыме в один из полевых сезонов, когда мы решили поработать с лошадьми. Так что начну с лошадей!
Базировались мы в пос. Зырянка и лошадей должны были получить в небольшом поселке недалеко от нее, где было стадо полудиких «монголок». По несколько лошадей для нашего отряда (во главе с начальником партии Шульгиной В. С.) и для партии Николаева Юры. Конюхами у нас были — один русский мужичок из Москвы (Николаевский) и один местный из якутов (для нас). Представителем партии Николаева был техник Иван, у нас — геолог Валентин Ткаченко.
У Валентина был опыт работы с лошадьми, я же считал, что справлюсь с объездкой, т.к. в 12 лет «гонял» на них на Алтае (куда отец взял меня с собой) и еще ходил на 2-х часовые занятия на подмосковном «конедроме» (бесплатно от профсоюза).
Мы вылетели на АН-2 в этот поселок и поселились в маленькой избушке-складе у взлетной полосы (по которой часто бродили коровы). Полы мы вымели от мусора, надули надувные матрасы, положили на них кошму и спальные мешки из верблюжьей шерсти. Для перевозки лошадей в поселочек Чокурдах мы сбили несколько дощатых щитов для установки в «Антон» — чтобы лошади чувствовали себя спокойнее, как в стойле и не били копытами по обшивке самолета.
Read more...Collapse )
Tags:

Чукотан. Борис Евсеев (1).

Огромная Серая

Щелчок, еще щелчок – и медвежий сдавленный рык:

– Уо-о-оддьсс… Уоддь… хрлл… хрлл… Уо-о-оддьсс!..

Сперва Выкван думал: как только на лед реки Казачки ступят арестованные и вслед за ними державшие винтовки наперевес конвоиры, медведица уберется куда ей надо.

Не тут-то было! Медведица опять зафырчала, тихо рыкнула, и коротко стриженные волосы на голове у Выквана встали дыбом. Он скинул оленью варежку и вмиг начавшими леденеть пальцами полез под нахлобучник. Короткие волосы, до которых Выкван раньше терпеть не мог дотрагиваться, оказались приятно жесткими, как медная, на катушках, проволока, которую летом разносили по ярангам болтливые ламуты.

Медведица смолкла, и Выкван, дрожа, опять стал всматриваться в метельную мглу. Впереди конвойных, по неровным наметам снега, облепившим лед Казачки, как струпья облепляют больное тело, тяжко ступали ревкомовские. Руки их были накрепко стянуты корабельными канатами – линьками.

Что ревкомовских поведут в Арестный дом, Выкван узнал лишь ближе к вечеру. Пьяный «колчак» сболтнул другому, а Выкван подслушал. Маленький, юркий Выкван – не зря русский доктор прозвал Чукотанчиком – тут же кинулся к себе в ярангу: хоть два куска вяленой оленины, а надо было стащить у матери для ревкомовских. Кто их в Арестном доме кормить станет? Скажут: «Ишь ты, еще корми их!» Бить будут, а кормить – это шиш…
Read more...Collapse )