December 5th, 2018

Печать Албазинского острога – символ государственной власти России и ее исторический памятник.

XVII в. характерен строительством в Сибири рубленных острогов, многофункциональных центров, главным назначением которых являлись экономические, укрепительные и оборонительные функции. Наряду с этим в целях контроля за вывозом стратегического сырья – пушнины, русское правительство ввело в оборот особый тип печатей, так называемых острожных или городских, каждая из которых имела свою индивидуальную символику. Вместе с печатями воеводам отправлялись уникальные документы: их описания или «Росписи», которых было несколько.
Ко времени утверждения прикладных печатей сибирских городов времен царствования Алексея Михайловича и опубликования их описаний в «Росписи» 1656 г. Албазинская крепость, расположенная на левом берегу Амура, в ста восьмидеся ти верстах по его течению ниже урочища Стрелки или соединения рек Шилки и Аргуни, и одновременно окраинная область Московского государства еще не была известна правительству. Первые упоминания о ней в источниках приходятся на 1650 г., когда отряд Е. П. Хабарова занял на зимовку одно из поселений даур в верхнем течении Амура. Фаза острожного становления Албазина приходится на середину 1660-х гг. В последующей «Росписи», опубликованной в «Служебной чертежной книги» С. У. Ремезова, а также «Росписи» 1692 г., опубликованной в ПСЗ-1 Албазина как населенного пункта уже не существовало, он был разрушен в конце 1680-х гг. в результате военных действий с маньчжурами. Албазинский острог – единственный город-крепость, центр русских поселений в Приамурье второй половины XVII в. Его истории посвящены основные исследования Г. С. Новикова-Даурского [1953], П. Т. Яковлевой [1956], В. А. Александрова [1969], Н. Ф. Демидовой [1973], Н. П. Крадина [1985, 1987, 1992], А. Р. Артемьева [1995, 1998, 1999] и других. Однако, среди этих работ острожной печати было уделено внимание лишь Г. С. Новиковым-Даурским и А. Р. Артемьевым. Главным источником остаются документы, опубликованные в двухтомном сборнике документов «Русско-китайские отношения в XVII в. [1969; 1972].
В результате похода на Амур Е. П. Хабарова, прибывшего в Москву осенью 1654 г., русское правительство решило создать в Приамурье воеводство, подчиненное нерчинскому воеводе, центром которого сделать острог Албазин или какой-либо другой, «где б не чаять приходу воинских богдойских людей» [13, с. 14] . Маньчжуры признавали район Албазина русской территорией, но также понимали стратегическое значение крепости на Амуре – основной водной магистрали всего края – и считали эту землю своей. Началу военных действий предшествовал дипломатический нажим маньчжурского двора на русские пограничные власти. Нерчинский воевода Ф. Д. Воейков (гг. правления 1680–1683) в марте 1682 г. сообщил в отписке царю Федору Алексевичу о приготовлениях китайцев к походу под Нерчинск и Албазин и о неимении в Нерчинске средств для защиты [5, с. 208–210].
Read more...Collapse )
Tags:

ОЛЕНЬЯ КАВАЛЕРИЯ, ИЛИ БИТВА ЗА ЛАМСКОЕ МОРЕ...(1)

ОЛЕНЬЯ КАВАЛЕРИЯ, ИЛИ БИТВА ЗА ЛАМСКОЕ МОРЕ

Как 380 лет назад казаки задумали самочинный поход к Тихому океану

Русские люди впервые увидели волны Охотского моря без приказа начальства. Их случайный поход, самовольно задуманный осенью 1638 года, оказался удачным. Он обошёлся почти без потерь, что уникально в истории первопроходцев Дальнего Востока, но затем обернулся долгой войной со всадниками на оленях. Как звали первого русского, погибшего на берегах Тихого океана, и почему северная граница Китая не проходит у Магадана, специально для DV расскажет историк Алексей Волынец.

«Где посылать не велено, на Лену реку послали…»

Летом 1637 года в Якутск с запада неожиданно прибыло целое войско. По дальневосточным меркам той эпохи 10 конных и 40 пеших казаков были внушительной силой. Весь гарнизон Якутского острога, основанного всего пять лет назад, насчитывал лишь три десятка казаков.
Неожиданные гости прибыли из Томска. Целый год они пробирались сквозь тайгу, напетляв по ней не менее четырёх тысяч вёрст — сначала к берегам Енисея, потом по Ангаре к истокам Нижней Тунгуски, от неё к реке «Велюр», как в ту эпоху русские первопроходцы называли Вилюй, крупнейший западный приток Лены.
«Велюр»-Вилюй и был изначальной целью казаков, отправленных сюда князем Ромодановским, воеводой Томска. Этот приток был открыт первопроходцами всего десять лет назад и сразу стал меховым эльдорадо — в год здесь добывали до шести тысяч драгоценных соболей. Потому-то воевода и отправил сюда своих людей под началом опытного томского казака Дмитрия Копылова.
Read more...Collapse )

Григорий Киселёв. Пионеры воздушных конвоев. Малоизвестные страницы войны. (21)

Катастрофа

А на авиабазе «Ладд-Филд», между тем, жизнь шла своим чередом. Вскоре стали прибывать самолёты, на которых резина была способна работать в любых климатических условиях. На тех самолётах, где во время сильных морозов резина пришла в негодность, она менялась прямо на стоянках. Постепенно самолёты, стоявшие на приколе, были отремонтированы и отправлены на фронт. Принятые меры позволили не допустить отказов авиатехники в полёте из-за низкого качества резины. Проблема была снята.

За два с небольшим месяца совместной работы приёмку машин у американской стороны отработали до мелочей. Она проходила по следующей схеме. Самолёты облётывали, а затем наземные специалисты осматривали их, проверяли работу всех систем на земле и готовили к перелёту. Истребители и бомбардировщики А-20 «Бостон» облётывали наши пилоты, а В-25 «Митчел» и С-47 «Дуглас», как правило, в небо поднимали американские летчик с борттехником, а работу всех систем в полёте проверяли наши инженеры.
Read more...Collapse )