December 4th, 2018

Донесение И.А. Купреянова в Главное правление РАК о состоянии судов и строительстве парохода

Донесение И.А. Купреянова в Главное правление РАК о состоянии судов и строительстве парохода

30 апреля 1839 г.

В дополнение прошлогодняго подробнаго моего донесения о состоянии компанейских судов обязанностию своею считаю донести Главному Компании правлению следующие.

По строгом осмотре ныне шлюпа «Ситха» он оказался столь гнилым, что совершенно неспособен более ходить в море к удивлению после столь короткой службы. Бригг «Полифем» с нуждою может служить не более двух лет. Эти два судна охотской постройки и шлюп «Уруп» доказали своею ценностию и непрочностию невыгоду для Компании строения охотского и ново-архангельского. Нельзя, однако же, того же сказать о судах меньшаго размера. Посему необходимо приобрести немедленно для колоний судно не менее 200 тонов и предпочтительно покупкою от американцев, у коих ныне суда сходнее прежних цен, и даже финляндской постройки выгоднее несравненно противу здешней. Постройка такого судна как пароход «Николай» почти не по силам Ново-Архангельскому порту, это доказывает время и число рабочих, на него употребленных, и продолжающиеся необходимыя работы и поныне, лишних же затей тут никаких нет.
Read more...Collapse )
Tags:

Колымские байки. Иностранные журналисты. Курорт Талая

reposted by odynokiy
Взято из книги Павла Засухина

После 1985 года Колыма перестала быть совсем закрытой зоной для иностранных журналистов. Сначала слабенькой струйкой, а потом все более мощным потоком к нам стали просачиваться зарубежные «акулы пера».

Поначалу любые контакты с западной прессой вызывали у наших земляков чувство трепета и восторга. Хотя не обходилось без комических ситуаций. Например, об одной поведала журналист И. Нефёдова.

«В июле 1986 года на курорт «Талая» привезли целый «Икарус» с иностранными журналистами. Надо сразу сказать, что в те времена первый корпус был исключительно женским, а второй - сугубо мужским. Не успели корреспонденты выскочить из авто, как сразу бросились брать интервью у неподготовленных для этого случая отдыхающих. Не проинструктированный как себя вести в таких случаях народ разбежался в разные стороны, причем женщины кинулись в свой корпус, а мужчины - в свой. И только повариха Клава с одного из колымских приисков осталась чинно прогуливаться у фонтана.
- Скажите, пожалуйста, - на хорошем русском спросил корреспондент югославского радио, - а почему у вас так - женщины справа, а мужчины - слева?
И тут Клава как прокричит в микрофон:
-Да ну их на..., они и дома надоели!

На другой день в дверь солярия постучали.
- Опять, наверное, какая-то культурная новенькая позагорать пришла, - пробурчала знойная дама с необъятной грудью, раскинувшаяся на солнышке в одних огромных китайских трусах (они тогда были весьма популярны у советских женщин - теплые такие, с резиночкой, и до самых колен).

И тут в солярий зашли, так и не дождавшись разрешения на свой вежливый стук, иностранные корреспонденты. Женщины завизжали, начали прикрываться. И только знойная мадам начала спокойно позировать перед фотокамерой:
-А пущай все видят, как русские женщины на курорте «Талая» отдыхают!

Через месяц это фото было опубликовано в немецком журнале «Штерн»... Его мне показала тогдашний секретарь по идеологии райкома партии Елена Петровна Хромова».

----------------------
Засухин П. А.   Мост между временами. Краеведение: факты, легенды, гипотезы: Очерки   —   Магадан: Новая полиграфия, 2012