August 9th, 2018

Дела из Албазинскаго архива...

1684 – 1685 гг. – Дела из Албазинскаго архива

1.

Государям Царям и Великим Князям Иоанну Алексеевичу и Петру Алексеевичу, всея, Великия и Малыя и Белыя России Самодержцам, бьет челом холоп ваш, Албазинский новокрещеный Ивашко выезжий, в прошлых, Государи годех, ища ваших Великие Государи, милостей, и похотя креститься в православную христианскую веру, выехал я , холоп ваш, под вашу, Великих Государей, самодержавную высокую руку с под Китайскаго государства, с Науна, с женишкою и детишками в Албазинский острог, и служу вам, Великия Государи, в Албазине казачью службу лет с четырнадцать, и живучи в Албазине обеднял, и задолжал великими долгами, и для своей бедности приволокся я из Албазина в Нерчинский острог; а из Нерчинскаго в Албазин волочься не на чем; а за выход и за крещение мне , холопу вашему , из вашей, Великие Государи , казны ничего не дано. Милосердые Государи, Цари и Великие Князи Иоанн Алексеевич и Петр Алексеевич , всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцы! пожалуйте меня, холопа вашего, для своего Государскаго многолетнаго здравия: велите, Государи, мне за выход и за крещенье дать в Нерчинском на пропитанье денег и лошадь, на чем-бы мне, холопу вашему, было до Албазина доволочься, и Ваша, Великие Государи, служба служить, чтоб на то смотря иные Китайские люди Вашей, Великих Государей, милости поревновали. Цари Государи! смилуйтеся!

Надпись Воеводы: 193 года, Апреля 27го дня, дать ему Ивашке Великих Государей жалованья лошадь, из ясашнаго Аргунскаго сбора.
Read more...Collapse )
Tags:

Деятельность Российско-Американской Компании накануне продажи Аляски США. А. Ю. Петров (2)

Весной 1863 г. особый Комитет об устройстве русских американских колоний представил в Министерство финансов обширный доклад, посвященный Русской Америке. В докладе отмечалось, что основные успехи РАК относятся к первому периоду ее деятельности, то есть до 1821 года. Хотя комитет выступил за ограничение монопольных прав компании (сокращение срока действия привилегии двенадцатью годами, управление краем военным губернатором и т. д.), в целом он высказался за сохранение компании34. Работа комитета проходила в то время, когда курс акций на Санкт-Петербургской бирже подвергался определенным колебаниям. В начале 1863 г. курс акций компании возрос до 198 рублей. Повлияла информация о рекордной закупке чая, а также то, что РАК, несмотря на критику в свой адрес, продолжала расплачиваться со своими кредиторами35. Кроме того, акционер компании П. А. Тихменев опубликовал вторую часть своего труда о деятельности компании, в котором последняя была представлена весьма благожелательно36. Тихменев закончил свой труд в 1863 г. и не мог отразить негативные изменения в чайной торговле. Вскоре оказалось, что компания столкнулась со значительными трудностями при реализации чая, и курс акций РАК опять опустился37 . К концу 1863 г. акции РАК покупали по цене 155 рублей.
Read more...Collapse )

Эмтегей 1985. (ч.5)

reposted by odynokiy
Продолжение. Читать начало...

Чудесная погода, отличное настроение, поэтому игра в карты быстро надоедает. Хочется чего-нибудь свеженького, нетривиального. И тут слышатся шаги по деревянному мосту. Узнаю своего знакомого, с которым впервые встретился ровно год назад, от стойбища километрах в пяти, выше по течению Аян-Юряха. На гидрометеостанции, рядом с которой был «колымский Артек», пионерлагерь «Уголёк».



Фото Евгения Радченко

Read more...Collapse )


Посетителей: Счетчик посещений Counter.CO.KZ

Восстание камчадалов в 1731-1732 гг.

22. Допрос камчадала Федора Харчина от 2 ноября 1731 г.

1731 году ноября 2 дня от посланной партии от штурмана Якова Генса выписано на допрос еловскому ясашному новокрещену Федору Харчину 1 о измене его, а о чем, значит ниже сего пункты.

Вопрос
Ответ

1
Ты, Федор, и с протчими своею братиею о измене согласия было в которых годех, что Нижне Камчадальский острог выжечь, а казаков прибить.

О измене мы согласие имели, что острог выжечь, а казаков прибить мая девятого дня сего ж 1731 году.

2
А с тобою ко оному зломыслию в согласии были тоены кто имяны и которых острогов, и протчая ваша братья иноземцы, коликое вас число имелось быть.

О согласии тоены с нами были от Крестов Ивол, Тавач да Дурига, да Ханея и Хомычев, да ключевские Ханея да Дадея и Урин да подострожной Хавроткин да Колыч, еловской Волага и Куниц да Игил да Лалот, Голгоч, ключевской Налач, Каменного острогу Ливуч, еловской Чаромаш, Колычева брат Гижур и вышеозначенные тоены все с родниками. [70]
Read more...Collapse )

Шиномонтаж

reposted by odynokiy

Недели две мы тогда в Чокурдахе вездехода ждали. Нам и проехать-то всего сотни две вёрст до полярки надо; ну и там тридцать до моря, а дальше с работой по льду пешком, там торосы начинаются и ни на чём не проехать, ещё тридцать. Но нет вездеходов! Сломанные они все. Очумели уже: все четыре поселковые улицы истоптаны, в карты играть надоело, спиртное не продают. Скучно!

И вот, наконец, рёв перед гостиницей: карета подана. И не какой-нибудь мелкий вездеходик, а целый ГТТ. Жуткая штука! Почитай, танк Т-34, только без пушки. И летает нехило.

Разместились впятером в кабине, покидали рюкзаки, спальники и приборы в кузов, укрыли и обвязали брезентом. Только мало места в кузове: всё брёвнами завалено. С лесоповала, видать, нам вездеход дали, а разгрузить не успели. С водилой познакомились: приятный мужик Петрович с виду, молчаливый такой. Зубы все железные - опытный, значит, кадр нам попался! И точно – бывший танкист у нас Петрович оказался! Целый старший прапорщик!

Первую сотню вёрст пулей преодолели по речному льду, как сумасшедший Петрович гонит: только снег из-под гусениц столбом да испуганная куропатка из снега иногда вдруг вылетит.

Мы ему:

- Ну ты, Петрович, и гонщик! Это сколько ж мы в час делаем?

- Под полста идём. Но я тут одно место знаю - излучину можно срезать километров на десять! А там, считай - почти по прямой! Через пару часов, прикидываю, и на станции будем! Отметим это дело! Спирт-то, поди, у вас есть?

- Может, Петрович, не надо срезывать? Ну, выиграем двадцать минут? Нехорошая она, эта излучина! Есть там одна старица…

- Да бросьте! Этот путь только я знаю! Нормально там всё!

- Ну, тебе видней! Ты за рычагами!



Летим. Вдруг: фигак! Совсем куда-то летим, только всеми десятью тоннами и резко вниз. Долетели до чего-то жёсткой посадкой. Кто шишку щупает, кто кровь из разбитой губы сплёвывает, кто сколотый зуб языком пробует. И, главное, не видно ничего в окошки!

Петрович нам:

- Похоже, приплыли! Вот я тоже не хотел срезывать, что ж вы меня не предупредили, геодезисты хреновы?

- Так мы, вроде, предупредили тебя, урода… а что это, Петрович, было? Мы вообще где?

- А я откуда знаю? В снег мы провалились. И глубоко. Сейчас, верхний лючок открою – расскажу! Главное – шноркель почистить, а то заглохнет движок – что делать тогда?

Открыл, кряхтя, Петрович люк над собой, куда-то полез. Посветлей в кабине стало! Он сверху:

- Да нормалёк всё! Провалились-то всего метра на два! Шноркель свободен, движок молотит! Вылезайте через верхний люк! Работа для вас есть!

- А что за работа, Петрович? Мы танкисты неопытные: не то, что ты!

- Шиномонтажём заниматься будем! Самой что ни на есть любимой танкистской работой! Вылезайте скорей!

- Петрович! Ты там, случаем, ничем о потолок не стукнулся? Каким шиномонтажём? У твоего агрегата и колёс-то нету…

- Вылезайте скорей! Берём лопаты, разгружаем брёвна…

Вылезли. И тут нам, неопытным танкистам, вся эта картина становится более понятной. Белое безмолвие, ни одной тёмной точки. Снег кругом. И среди этого снега в глубокой яме торчит наш ГТТ по верх кабины, но живой – гремит и дизель чем-то чёрным из шноркеля недовольно плюётся. Вот как это откапывать?

Взяли лопаты. Часа три копали. Потом разгружали брёвна. Потом их тросами и цепями крепили к тракам. Потом Петрович сел за рычаги.

Если есть танкисты – пусть меня поправят! А ГТТ из снежного плена вытаскивается так: одна бригада сзади, одна спереди. Крепишь бревно сзади, Петрович даёт газу – вся эта махина его под себя подтаскивает и на нём едет. Но недалеко, сантиметров двадцать. Потом следующее крепишь. И вот когда у тебя под гусеницами полный комплект этих брёвен и они с каждым продвижением вездехода начинают вылетать из-под передних траков, только уворачивайся, а их передняя бригада снимает и относит для нового подцепления бригаде задней… Первые минут сорок крайне увлекательное занятие! Потом несколько надоедает. На третий час вообще все без сил! Так вот для чего столько брёвен в кузове лежало! Век живи – век учись!

На пятый час выползла наша махина на бровку. Спаслись! Петрович нам:

- Вот, не знаю, какой теперь путь выбрать? Обратно нельзя! Опять эта протока будет! А вперёд страшно – я там вообще пути пока не изведал! Там ещё протоки есть?

Мы посмотрели карту. Да, дела! Есть! И решили так: пока на речку не выползем, впереди идёт человек: проверяет щупом снег. А Петрович держит самую малую скорость. Так и порешали во избежание… часов через восемь вышли на речку! Тут Петрович малость поддал скоростишки! Добрались, короче, на полярку мы никакие и лишь на третьи сутки благодаря срезыванию Петровичем надёжного маршрута …

Сутки как убитые проспали. А вот дальше, по морским льдам идти, мы опытного вездеходчика Петровича оставили для страховки, вдруг нас спасать, а взяли с полярки трактор с будкой на прицепе , где печка есть, под управлением местного опытного и медлительного тракториста… через двое суток вернулись на станцию…

Не быстро, конечно, всё получилось! Вот какие из нас, нафиг, танкисты? У нас же мамы педагоги, у нас же папы пианисты... жёны и любимые нас ждут в Москве, тоже не в шлемофонах и брёвна не таскают, чай! Вот не надо нам этого всего…