July 26th, 2018

Отписка даурского воеводы А. Ф. Пашкова в Сибирский приказ...

1658 г. не ранее июня 18 (Датируется по упоминанию числа в тексте.). — Отписка даурского воеводы А. Ф. Пашкова в Сибирский приказ об уничтожении маньчжурскими войсками судов даурских служилых людей на р. Шилке

/л. 68/ Государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, и государю благоверному царевичю и великому князю Алексею Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, холоп наш Офонька Пашков челом бьет.

В нынешнем, государи, во 166 году июня в 18 день по твоему государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и государя благоверново царевича и великого князя Алексея Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, указу посылал я, холоп ваш, с великие реки Шилки из вашево государева острогу служилых людей пятидесятника казачья Ондрюшку Потапова с товарищи 30 человек с ваш[ею государевою] грамотою в Даурскую землю и до моря, где оне съедут даурских служилых людей Онофрейка Степанова с товарищи, велел, государи, им, даурским служилым людем, быть к себе навстречю и для поставки вашего государева острогу в Даурской земле. И о том я, холоп ваш, к вам, государем, к Москве писал в нынешнем во 166 году июля в 29 день с пятидесятником казачьим с-Ыгнашком Сусоровым с товарищи.

И в нынешнем, государи, во 166 году августа в 18 день пятидесятник казачей Ондрюшка Потапов, которой от меня, холопа вашего, с вашею государевою грамотою в Даурскую землю был посылай, пришол /л. 69/ ко мне, холопу вашему, в ваш государев в Верхней в Шилской острог, да с ним даурския службы служилыя и новоприборные люди Якимко Яковлев с товарищи 20 человек.

А в роспросе мне, холопу вашему, пятидесятник Ондрюшка Потапов сказал:
Read more...Collapse )
Tags:

Желтороссия, которую мы потеряли. Часть 4. Мукден и все остальное

reposted by odynokiy
прошлые выпускиCollapse )
Шэнья́н (кит. трад. 瀋陽, упр. 沈阳, пиньинь: Shěnyáng; маньчжурск. — Мукден) — крупнейший город в северо-восточной части Китая, административный центр провинции Ляонин, город субпровинциального значения. Один из крупнейших городов Китая, расположенных к северу от Великой китайской стены. Население — около 7 млн 400 тыс., площадь — 7400 км². Город расположен на обоих берегах реки Хуньхэ. Шэньян является важным в масштабах всего северо-восточного Китая промышленным центром, на протяжении долгого времени занимает значимое экономическое и военно-стратегическое положение (Шэньянский военный округ является третьим по военному потенциалу в КНР), а также обладает богатой историей.
У подъезда на станцию Мукден

+70Collapse )

Туземцы-аманаты в Русской Америке. А. В. Гринёв (2)

...В мае 1785 г. Шелихов отправил 52 промышленников на четырех байдарах в сопровождении 110 кадьякцев и 11 лояльных лисьевских алеутов в район юго-западной оконечности полуострова Кенай. В августе партия благополучно возвратилась, привезя с собой до 20 аманатов, взятых у индейцев танаина (кенайцев) и эскимосов чугачей45. В конце декабря Шелихов вновь послал на полуостров Кенай двух русских промышленников с толмачем для торговли, поручив их безопасность тоену с близлежащего острова Шуех, у которого были взяты аманаты. Однако тоен изменил русским и убил посланных с ним людей46. Таким образом, как и на Алеутских островах, аманаты не служили полной гарантией безопасности для пришельцев. В отместку за смерть двух промышленников Шелихов послал на острова Шуях и Афогнак карательную экспедицию, как писал Мирон Бритюков, «для истребления всех жителей и сыску помянутого тойона, с коими посланы были российские торговать; то по сему приказанию в бытность нашу получено известие, что одно селение совсем искоренено, а из прочих спаслись бегством…»47.

Желая обеспечить полную покорность туземцев, Шелихов довел численность аманатов до нескольких сот человек. Так, в «Постановлении» Г.И. Шелихова и мореходов его компании, принятом на острове Кадьяк 11 декабря 1785 г. говорилось: «… Чрез годичное время здесь и в Кенаях (на полуострове Кенай. – А.Г.) немало народов нашли, от коих с великим трудом по битвам и по претерпению крайних и многих нужд и опасностей в залог дружелюбия и детей уже в аманаты более четырех сот человек получили, из числа которых мальчиков немалое число в талмачи частию обучили, а сверх тех еще учим некоторых российской грамоте»48.
Read more...Collapse )

"Город в законе". Валерий Фатеев.

ГЛАВА X

Бывали хуже времена, Но не было подлей.

Сын известного магаданского писателя Станислава Очкаса был убит прямо на службе, а служил он как никак в ФСБ и дежурил в гараже этого солидного и грозного некогда заведения. Официальная версия - самоубийство.
Я был на похоронах и слышал как причитала, прощаясь с сыном, мать. И слух мой резанула ее горькая жалоба:
- И сам ты, бедный, эту пулю искал. Потерянный отец, враз потерявший лоск и стать, мотался по комнате, не зная куда себя деть.
Мы обнялись и он шепнул мне...

- Какое самоубийство, Валя! Два выстрела было, два...
А сын другого моего коллеги был расстрелян среди белого дня у магазина "Универсам" автоматной очередью, как в тире. Говорили, бандитские разборки.
И тут начались взрывы. Первый грянул прямо у окна моего дома - взорвали кооперативный гараж. Было это теплым летним вечером, на крыше гаража обычно в это время резвились дети, рядом общежитие, через пять метров - остановка. Но жертв не было и спас людей, как ни странно, комиссар Катани. Да-да, в это время начиналась очередная серия "Спрута" и люди уже восседали у телевизоров. Они еще не знали, что проснулся наш родненький спрут - не спрут, но тоже не подарочек.
А потом пошло. Взрывали, как водится, машины, офисы конкурирующих фирм... взорвали даже фасад почтамта.
Но один случай стоит особняком...
Read more...Collapse )

Закусываем правильно: от Индигирки до Омолона

reposted by odynokiy

Отбросим ханжество и скажем откровенно. Одно из главных достижений русской культуры, которым наши предки щедро делились с народами Сибири и Дальнего Востока, была водка. Да-да, письменность, ружья, колхозы и пионерская зорька – все это пришло несколько позже. 

Read more...Collapse )


Восстание камчадалов в 1731-1732 гг.

10. «Скаска» камчадальского тоена Начика от 27 сентября 1731 г.

1731 году сентября 27 дня Машурина острогу ясачной лутчей тоен Начика в скаске своей сказал. Чинятца нам обида, а именно от закащиков Верхнем Камчадальском остроге повсягодно берут де с нас неокладные тягосныя поборы ради своей корысти — сараны по пуду, кипрею по пуду да по бату, а ежели де кипрею и сараны нету, то берут лисицами и собольми, за [49] бат по шти соболей или лисиц, а сараны нету, то берут по лисице, кипрею нету, то берут по лисице ж. Тако ж берут и ягодами и юколою по три вязки и по четыре с человека, а ежели ягод и юколы не имеетца, то берут с нас последние куклянки и парки и собольные собаки. И от того приходим в последнюю нищету. А сего де 731 году приезжал к нам от закащика Василья Пашкова служилой человек Василей Новограбленной и сбирал де по Козыревской и по Толбачику и по Шапиной и у меня Начики в остроге в Тополином и на Кырганике по бату и по пуду сараны да по чюману ягод, а у кого де не было батов и сараны и ягод, то де брал и кунным на Шапиной и по Козыревской реках.
Read more...Collapse )

Обычаи татуировок у средневековых якутских племен

reposted by odynokiy
Средневековые племена Якутии имели уникальный обычай татуировки, который применялся как украшение, а также в медицинских целях, к примеру, при кровотечениях из носа наносили татуировку на лбу или между бровями и даже на плечах. Татуировку делали и в качестве оберега от духов. Каждая татуировка носила определенную информацию о своем носителе – о его происхождении, тотеме.

Татуированные воины Тыгына Дархана
В исторических преданиях и легендах якутов наиболее часто встречается определение «шитые лица» или «тигиилээх сырайдар» (дословно «шитолицые»), которые приняли участие в этногенезе якутов и эвенков. Происхождение обряда татуирования у племен Якутии, по мнению историков, носит не односторонний, а двусторонний характер.
Свои лица татуировали многие роды и племена Якутии, в том числе воины Тыгына Дархана, особенно часть, представленная чисто кангалассцами. По словам историков, это говорит о том, что обряд татуирования продолжал практиковаться в качестве архаичной военной традиции, которую они, как часть канглов, переняли у енисейских кыргызов. Хотя якутско-хакасско-алтайские параллели более значительны, чем с любым тюркским народом, считают другие ученые.

От Анабара до Лены
География расселения племен с шитыми лицами, по фольклорным данным, охватывает районы Вилюйской группы улусов, а также Северной, Северо-Восточной и Северо-Западной Якутии, и татуирование было особенностью как тунгусов, так и якутов.
По информации доктора исторических наук А.Н. Алексеева, ученый Иоанн Гмелин в ноябре 1773 года в Казани встретил якутов — юношу и девушку с причудливыми татуировками на лицах (как пример аналогии в элементах древних культур якутов и американских индейцев), которых везли к царскому двору. «На приложенном к сообщению Гмелина рисунке видно, что узор был аналогичен тунгусским узорам такого рода. Сходство настолько велико, что возникает даже мысль: не спутал ли Гмелин здесь тунгусов с якутами. Но неоднократно проверенная точность описаний Гмелина все-таки дает право видеть в этих юноше и девушке с «шитыми рожами», как выражались в 18 веке, не тунгусов, а якутов, скорее всего северных, живших ниже Якутска по Лене», — писал по этому поводу Алексей Окладников.
Академик Алексеев, соглашаясь с мнением Окладникова, добавляет, что «в эпических сказаниях якутов ареал расселения людей – «шитых рож» — обычно располагается на северо-западе Якутии, от Анабара до Лены. По мнению исследователя Бориса Долгих, в древности приполярные территории от Хатанги до Яны были заселены палеоазиатскими племенами, близкими по культуре к юкагирам, и в дальнейшем, с распространением в Якутии тюркской культуры, эти палеоазиатские племена вошли, очевидно, в состав якутского народа и по праву стали считать себя якутами. По словам академика Алексеева, сказанное подтверждается содержанием якутского устного эпоса. В одном из героических сказаний северных якутов рассказывается о том, что хосун (богатырь) Юнгкээбил скальпирует поверженного им тунгусского витязя. Так же поступали с врагами и индейцы.
«В старину у тунгусских племен была распространена татуировка на лице, — пишет Эргис. — Татуировали, продергивая под кожей окрашенную сажей нитку. Когда нитку выдергивали, сажа оставалась под кожей, образуя пунктирные узоры. Отсюда и выражение «шитые рожи» в официальных документах 17-18 веков».
Путешественник Александр Миддендорф полагал, что обряд татуирования — особенность не только тунгусов, но и якутов. «Сибирские туземцы татуируют себя… Я неоднократно встречал татуированные лица. Фигуры вытравляются тоже по однажды установленному образцу. Уже со времен первых этнографических исследований Сибири имеются известия о татуировании тунгусов и о том, что оно производится посредством шитья. Очевидно, оно проникло из южной Азии и с берегов Тихого океана в самые северные страны. Уже Марко Поло, говоря о татуировании, называл его индейским искусством. Татуируются не только североамериканские индейцы, жители Кадьяка, алеуты и чукчи, но даже эскимосы в «Committee-Day», и притом последние до единого. Тем более татуирование в Сибири нельзя считать особенностью одних тунгусов. На реке Новой я видел татуированную самоедку…остяков и якутов».
В древности обычай нанесения татуировки присутствовал у скифов Саяно-Алтая, отмечает Н.В. Полосьмак. Материалы из скифских курганов показывают, что татуировки были сложными и стилизованными.
Окрашенные волосы оленя – сквозь кожу
В свою очередь у племен Якутии способ нанесения татуировки был подкожный, а изображения на лице были несложными. Путешественник Якоб Линденау отмечал, что девушки для украшения обычно татуируют руки. «Делают это следующим образом: берут черный камень – Nioendigi, который оленные тунгусы называют Nioengnioegi, мочат его водой, затем берут иголку, а вместо нитки длинные волосы оленя. Эти волосы красят мокрым камнем в черный цвет. Затем окрашенную нитку продергивают сквозь кожу и вышивают разные фигуры. Употребляют ламуты татуировку при некоторых заболеваниях. Например, при кровотечениях из носа делают татуировку на лбу или между бровями и даже на плечах. Татуировать может только вдова ли вдовец», — пишет Линденау.
Это описание, по мнению историков, объясняет различия по части обряда у тунгусов от кыргызской традиции. Описание показывает, что обряд применялся в медицинских целях, а у кыргызов это носило декоративно-косметические цели. Описание также указывает на то, что тунгусская традиция имела параллели с обрядом татуировки у народов Северо-Восточной Азии, в частности с чукчами и эскимосами.
Как отмечает этнограф Владимир Богораз, татуировка у чукчей производилась иголкой, посредством которой под кожу пропускалась тонкая нить, вымазанная сажей или угольным порошком. «Татуируются девочки в возрасте десяти лет и даже моложе, — пишет этнограф. — Операция эта требует значительной выносливости. Некоторые женщины совершенно не татуируются. — Каждая татуировка носила определенную информацию о своем носителе. Так, три равноудаленные линии на щеке говорили о бесплодии женщины. Наносили татуировки преимущественно взрослые женщины. Береговые чукчи тоже наносили татуировки, как и оленные, но у них изображения были более сложные. Исследователи этого явления объясняют сильным влиянием эскимосов на береговых чукчей (территориальная близость). У последних отсутствовала татуировка у мужской части населения. Напротив, у более воинственных колымских чукчей татуировки наносили мужчинам в виде точек на задней части кисти правой руки, которая исчислялась по числу убитых противников. Поэтому у более кровожадных воинов внутренняя сторона предплечья от запястья до локтя постепенно покрывалась цепочкой знаков».
Видимо, обряд нанесения татуировки был заимствован чукчами у эскимосов, у которых была более развитая традиция этой обрядовой стороны, объясняют исследователи. У эскимосов татуировки отличались более сложными фигурами. Например, у женщин – геометрические орнаменты в виде солярных фигур. Мужчинам наносили в виде небольших геометрических знаков по бокам от губ – как обереги от духов, которые были преимущественно человекообразными. Кроме того, у эскимосов татуировка применялись в лечебных целях. Наличие схожих элементов в традиции нанесения татуировки у эскимосов более сближает ее с тунгусской традицией.
«Еще исследователи 17-18 веков указывали на то, что обряд нанесения татуировки у тунгусов был перенят от кетоязычных асано-коттских племен», — считает этнограф Владилен Туголуков.
По мнению этнографа Ильи Гурвича, население южной части Охотского моря, Курильских островов, островов Сахалин, Хоккайдо, северо-западного побережья Тихого океана, имели в неолите единую языковую и культурно-хозяйственную систему, и обряд нанесения татуировки, видимо, был единым явлением для жителей вышеупомянутых районов. По мнению академика Анатолия Гоголева, на это указывают сохранившиеся традиции татуировки у айнов (после у японцев), ительменов, а также у племен континентальной зоны, как кеты, асаны, арины, коты, яринцы.
«Лесные тунгусы»
По информации исследования Н.В. Ермоловой, в Якутии обычай татуировки практически отсутствовал у восточных эвенков, а присутствовал преимущественно у западных. Согласно ее идее, этот обычай мог быть заимствован у самодийских племен, которые проживали по Верхнему Енисею, Ангаре и даже на территории Западной Якутии. На западе Якутии, по преданиям эвенков, дотунгусское население было представлено чангитами («чангит» на кетском означает – гость). Они проживали на средней полосе Восточной и Центральной Сибири, на востоке от Зеи и Алдана, на западе до Енисея. На востоке прототунгусы встречают племена булэн и хугана. Булэны натягивали на себя сырую шкуру оленя, были длинноволосы, широколицы и смазывали лица смолой. Хуганы упоминаются параллельно с булэнами, а часть из них татуировала лбы. Пользовались луками и стрелами с костяными наконечниками. Это предание распространено среди тунгусов междуречья Яны и Лены на северо-западе до Охотского побережья и Сахалина на юго-востоке, отмечает Туголуков. Название «булэн» находит отражение в слове «булэ» и переводится на эвенкийском языке как болото или болотистая местность. Еще к моменту прихода русских казаков в верховьях реки Вилюя жили тунгусы – булеши, что означает «обитатели или жители болот». По мнению некоторых исследователей, в результате тесного контакта тунгусов с самодийцами появлялись смешанные этногруппы, такие как буляши, нюрумнялы (нюрбагаты ?! – якут.) и ваяндыры (майааты – якут.), но на протяжении 17-18 веков они полностью исчезли. Эти племена упоминаются как «лесные тунгусы» с татуировками.
По информации Анатолия Гоголева, в фольклоре западных эвенков сохранились упоминания о племенах с удочками, которые ели рыбу в сыром виде, содержали собак на мясо, с живых оленей чулком сдирали шкуры, что резко отличало их от древних тунгусов. Между тем, тунгусы, пишет Гаврил Ксенофонтов, считают их чужими племенами, то есть не тунгусскими. Первое племя имело на лице «простые швы», с которыми тунгусы поддерживали родственные отношения. Другая группа имела сложные татуировки в виде «оленьих рогов», с которыми отношения были враждебные, а язык был у них не тунгусский.
Этнограф Туголуков отмечает, что предположительно западные эвенки проникли на территорию Якутии с запада по рекам Нижняя Тунгуска и Вилюй. Этим путем тунгусы пользовались и в более позднее время. Именно от западных тунгусов Самсон Навацкий, находясь на Нижней Тунгуске, узнал о якутах и отправил отряд во главе Антона Добрынского и Мартына Васильева. Эти служилые люди направились по притоку Вилюя – Чоне, затем на саму реку Вилюй, по которому вышли на Лену. Здесь на Вилюе и Лене они собрали ясак с тунгусов и с «конной якутской орды».
Дьирикинэи-бурундуки и туматы
Под общим наименованием «племена с шитыми лицами» присутствуют несколько различных названий, объединяемых единым культурным элементом татуирования.
На территории Вилюйской группы улусов, согласно преданиям, проживало племя дьирикинэй. По данным исследователей, местные жители села Таас-Юрях Мирнинского района себя называют прямыми потомками дьирикинэй. Название «дьирикинэй» является производным от словосочетания «дьэрэкээн сырайдах» («красиво украшенное лицо»), то есть татуированное лицо. В свою очередь Эдуард Пекарский пишет, что «дьирикинэй» является производным от якутского слова «дьирики», что дословно переводится как бурундук. Согласно этим данным, жители села Таас-Юрях – потомки племени дьирикинэй, которые по хозяйственному укладу — оленеводы.
По информации Алексея Окладникова, свои «лица прошивали» и туматы, которые ассоциируются с преданием о племени ньурбагат, согласно чему некоторые делают вывод – тумат и дьрикинэи — один и тот же народ. Однако результаты комплексной экспедиции «Кыстык-сайылык» 2013 года наводят других на мысль, что туматы являются отдельным племенем, но обычно жившими рядом с шитыми лицами. Историки подтверждают это ранее высказанными предположениями, а также полевыми исследованиями, поэтому вывод Окладникова они рассматривают как результат смешения, обособленной части туматов с племенем с шитыми лицами.
Туматов этнограф Борис Долгих считал якутами. «Вероятно, туматы – общее племенное название якутов, плативших ясак в Средневилюйское зимовье», — отмечает он. По данным Туголукова, туматам было свойственно наносить себе на лица татуировки, из-за этого часть из них нередко называли «тигилях сырайдах». Есть указание, что «тигилях сырайдар» — это те же якуты, называемые иначе как «тон биистэр» («северные племена»). Хотя часть историков предполагает, что туматы – неякутское племя, представители которого уже были оякученными, когда русские казаки пришли и объясачили якутов, и обряд татуировки они, видимо, переняли у тунгусов, впоследствии составив контингент якутов, которые татуируют лица.
...sakhatoday.ru/2016/05/obychai-tatuirovok/