July 12th, 2018

Отписка иркутского воеводы А. Т. Савелова в Сибирский приказ о начале восстания в Нерчинске...

Не ранее 1695 г., декабря 28. — Отписка иркутского воеводы, стольника А. Т. Савелова в Сибирский приказ о начале восстания в Нерчинске

/л. 11/ Великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем холоп ваш Афонька Савелов челом бьет.
В нынешнем, великие государи, в 204-м году декабря в 28 день писал в-Ыркутцкой ко мне, холопу вашему, из Удинска прикащик Андрей Бейтон, ведомо де ему учинилось от приезжих из Нерчинска всяких чинов людей, в Нерчинску де без вашего, великих государей, указу воеводе Антону Савелову нерчинские служилые люди и всяких чинов жители от воеводства отказали и держат ево, Антона, за караулом*, и выбрали де меж себя для росправ дву человек, сына боярского Исака Аршинского да пятидесятника Филипа Свешникова, и в отпуск де ярлыки для проезду торговым и промышленным всяких чинов людем дают Исак Аршинской за своею печатью. И прислал ко мне, холопу вашему, за печатью Исака Аршинского проезжей ярлык, и тот ярлык под сею отпискою послан** к вам, великим, государем к Москве. О том, что вы, великие государи п.*** укажете.

Примечания:
* И держат ево, Антона, за караулом, написано над строкой.
** Послан написано над строкой.
*** Так в документе, т. е. полный титул.

Воспроизводится по:
В.А. Александров МАТЕРИАЛЫ О НАРОДНЫХ ДВИЖЕНИЯХ В СИБИРИ В КОНЦЕ XVII ВЕКА. Археографический ежегодник за 1961 год. М. 1962
Tags:

Лица Советской эпохи. Часть 92. Поездка на Байкал в августе 1957

reposted by odynokiy

Ровно год назад я выкладывал семейные дореволюционные альбомы. Сейчас к нам приехала в гости сестра жены с мужем и привезла альбом, относящийся уже к 1957 году. Из него удалось выжать три полноценные подборки. Их создатели (он – научный работник в Политехническом институте, она – преподаватель английского языка в Институте Иностранных Языков) бережно относились к фотографиям и красиво оформляли альбомы, так что все сохранилось в лучшем виде. Есть надежда, что в августе привезут остальное, и я еще не раз вас порадую подборками фотографий.
прошлые выпускиCollapse )
прошлые выпускиCollapse )

Обложка
Обложка

Read more...Collapse )

Ерофей Павлович Хабаров...(14)

ПОЕЗДКА ХАБАРОВА В МОСКВУ
Уезжая с Зиновьевым в Москву, Ерофей Павлович никак не думал, что больше никогда не вернется на Амур. После возвращения он мечтал заняться здесь земледелием и организацией за счет амурской пашни снабжения хлебом всей Якутии. Поэтому он не повез дальше Тугирского волока сельскохозяйственные орудия, купленные им в свое время в казне. Весной 1654 г., покидая волок, он с большим трудом убедил Зиновьева не везти с собой пороховую и свинцовую казну, а спрятать ее в надежном месте, там, где уже лежали косы и серпы.
Когда вскрылись реки, Зиновьев двинулся в дорогу. Поездка до Москвы была для Хабарова тяжелой. Зиновьев продолжал над ним издеваться, «вымучивая у него то шубу, то шапку, то собольи пластины».
Опасаясь, что Хабаров бросит его по дороге и вернется на Амур, Зиновьев отдал распоряжение в наиболее подходящих для побега местах изолировать землепроходца и одевать на него смыки, т. е. кандалы.
Зиновьев грабил не только Хабарова. Еще на Амуре, чинив «суд и расправу», он отобрал в свою пользу у служилых казаков Матвея Пинежанина и Федора Вагина кафтан, 40 пластин собольих и шубу соболью, у охочего казака Федора Иванова Важенина – 20 соболей и шубу лисью стоимостью в 45 рублей. На Тугирском волоке посягал на имущество служилых людей десятников и рядовых Якуны Никитина «с товарищи», «бил их на правеже день, а правил... 600 рублев... сборы неведомо какие». Здесь же Зиновьев «бил и мучил разными муками, огнем жег» даурского казака Якова Мелентьева, который, «убоясь его муки», отдал ему два озяма.
Произвол Зиновьева распространился и на вчерашних его сторонников, которые еще несколько месяцев назад под его диктовку писали челобитные на Хабарова и грозились выступить его обвинителями в Москве. Среди них были даже такие враги Хабарова, как Степан Поляков, Константин и Степан Ивановы. Теперь они горько каялись перед Ерофеем Павловичем и вместе с ним написали и отдали в Енисейском остроге воеводе Пашкову челобитные на Зиновьева «во многих его обидах, насильствах, грабеже». Пашков челобитные принял. Конфисковал у Зиновьева отнятое им у служилых людей имущество (вероятнее, его часть), опечатал его «в коробье» и препроводил из Енисейска до Москвы с приказным человеком Федором Сидоровым «с товарищи». Последним он настрого наказал отдать коробью и челобитные для подлинного розыска в Сибирском приказе. Енисейцы поручение выполнили. Казну и документы довезли до Сибирского приказа и спасли таким образом хоть часть имущества, отнятого Зиновьевым у Хабарова и его товарищей.
Read more...Collapse )

ПЛАВУЧИЙ МОНАСТЫРЬ...

ПЛАВУЧИЙ МОНАСТЫРЬ

Такая беспечальная у Савелия жизнь - самому не верится, не сон ли? Хорошо еще, что покойный дед Прокофий научил явь ото сна отделять. Очень даже просто: нажми кончиком пальца на глазное яблоко и все предметы и люди вокруг, если они взаправду, двоятся.
- А сновидения, - внушал Прокофий внуку, - они у нутрях человека гнездятся и никакого касательства к глазам, хучь ты их выколи, не имеют. Вот глянь ты, глянь на меня, ну, каково?
Савелий нажимал, глядел и убеждался. Два деда Прокофия четырьмя руками вертели две самокрутки и пара синих дымков - столбиком подпирали крышу сарая.
- А чевой-то не ешь? - Спохватывался дед Прокофий за ужином, заметив, как прижав грязную ладошку к глазам, уставился внук на невеличкую горбушку хлеба, хрустально посверкивающую крупицами соли. И хохотал до слез, до надсадного кашля, разгадав нехитрую уловку малого.
Прокашлявшись, говорил ласково:

- Потерпи трошки, Савушка. Зиме скоро капут, солнышко, вишь, как играет. Овощ всякий, травка из земли попрет, рыбачить будем. А там и вообще жизнь наладится... Отец с госпиталя придет, тебя в школу отдадим - двухэтажную, окна - во, как в Панино.
- Нет ее в Панино, - остужал внук деда. - Немцы сожгли, забыл, что ли.
- Построим, - божился дед. - Еще лучшей сделаем, чем была.
Read more...Collapse )

ПИТЕР КОРНИ. ПУТЕШЕСТВИЯ ПО СЕВЕРУ ТИХОГО ОКЕАНА. (5)

ОПИСАНИЕ НЕСКОЛЬКИХ ТОРГОВЫХ ПУТЕШЕСТВИЙ С 1813 ПО 1818 г., МЕЖДУ СЕВЕРО-ВОСТОЧНЫМ ПОБЕРЕЖЬЕМ АМЕРИКИ, ГАВАЙСКИМИ ОСТРОВАМИ И КИТАЕМ, ВМЕСТЕ С ОПИСАНИЕМ РУССКИХ ВЛАДЕНИЙ НА СЕВЕРО-ВОСТОЧНОМ ПОБЕРЕЖЬЕ

VOYAGES IN THE NORTHERN PACIFIC: NARRATIVE OF SEVERAL TRADING VOYAGES FROM 1813 TO 1818, BETWEEN THE NORTHWEST COAST OF AMERICA, THE HAWAIIAN ISLANDS AND CHINA, WITH A DESCRIPTION OF THE RUSSIAN ESTABLISHMENTS ON THE NORTHWEST COAST

Путешествие г. П. Корнея к северозападным берегам Америки и в Китай, в 1813, 1814, 1815, 1816, 1817 и 1818-м годах, с присовокуплением известия о Российских поселениях на сем берегу Америки.

(См. Сев. Арх. No. 3, 1823.)

(Продолжение.)

Переход наш от реки Колумбии к Сандвичевым островам был непродолжителен и приятен. Мы прибыли 6-го Декабря (1817) к острову Овайги и вошли в губу Тойгой (Toyhoy). Удивляясь, что никто из островитян не едет к кораблю, мы отправили шлюбки наши к берегу, чтоб узнать о причине такой странности. Посланные наши скоро возвратились и уведомили нас, что на острове и на всем Архипелаге происходило торжество годового праздника, называемого Мукка-гити (Mucka hitee), который продолжается целый месяц и во время коего ни одна лодка не может плавать по соленой воде. Узнав также, что Король был в своей столице Тироа, мы [348] поплыли туда и положили якорь близь кладбища, о котором я уже говорил выше. Запрещение (taboo), наложенное на лодки островитян, побудило Капитана ехать к Королю, который сказал ему, что если он хочет идти в Воагу и остаться там до окончания Мукка-гити, то, по прошествии сего праздника условится он с нами о покупке нашего галиота. Отправившись по сему случаю из Тироа, достигли мы Воагу 14-го, и вошли 18 числа в гавань. Здесь нашли мы бриг Таомоно, возвратившийся из Китая, и пакетбот Бордо, купленный недавно Королем у Американцев. С крепости ответствовали нашему салюту также исправно, как и в первое путешествие.
Read more...Collapse )

Каторга в Нерчинске

reposted by odynokiy
В 1891 году исследователь забайкалья Алексей Кириллович Кузнецов совершил путешествие в Нерчинск, расположенный недалеко от русско-китайской границы, где запечатлел на фотографиях условия жизни на каторге Дальнего Востока России.


Ссыльно-каторжные в мастерских

Смотреть дальше...Collapse )