April 1st, 2018

Записка о жестокостях воеводы Пашкова, приложенная к первой челобитной Алексею Михайловичу.

1664 г. — Записка о жестокостях воеводы Пашкова, приложенная к первой челобитной Алексею Михайловичу.

В 1692 Афонасей Пашков увез из Даур Никанские земли два иноземца, Данилка да Ваську, а те люди вышли на государево имя в даурской земле в полк к казакам.
Да другие два перевотчика, Ивашко Тимофеев Жючерской да Илюшка Тунгусской, жили у тех же даурских казаков многие лета. И Ивашковым да Илюшкиным толмачеством государю сбирали казаки государские ево казны многие лета.
А после розгрому Богдойскова пришли достальные казаки снизу ко Офонасью Пашкову на Иргень озеро. А те четыре человека: Данилко, да Васька, да Ивашко, да Илюшка, пришли с ними же, казаками, служить великому государю. А воевода Афонасей Пашков у казаков их отнял и взял к себе во двор сильно, и оне и по се время плачючи, живут, мучася у него во дворе, пособить себе не могут. А бьют челом великому государю, чтоб их свободил от порабощения и пожаловал в свой чин государев. Да он же, Афонасей, увез из Острошков от Лариона Толбозина троих аманатов: Гаврилка, Алешку, Андрюшку. Да он же увез 19 человек ясырю у казаков: Бакулайко да две ево дочери, имен их не помню, Марьица, Анютка, две Овдотьицы, четыре Маринки, две Палашки, и третьяя Овдотьица ж, три Анютки ж, Офроська с братом с Ывашком. И те все люди у него.
А та землица без аманатов и досталь запустела, государевым людям быть не у чево, лише государеве казне напрасная проторь. Да он же, Офонасей, государевых служилых двух человек взял во двор к себе сильно: Олешку Брацкова да Юшку Иванова. А те все люди, кроме государя, помощника себе не имеют.
Collapse )
лорре
  • humus

1910-1914. Альбом видов постройки средней части Амурской железной дороги. Часть 9. Версты 372-431


[прошлые выпуски]1910-1914. Альбом видов постройки средней части Амурской железной дороги
1910-1914. Альбом видов постройки средней части Амурской железной дороги. часть 2
1910-1914. Альбом видов постройки средней части Амурской железной дороги. Часть 3. Станция Магдагачи
1910-1914. Альбом видов постройки средней части Амурской железной дороги. Часть 4. 56-127 версты
1910-1914. Альбом видов постройки средней части Амурской железной дороги. Часть 5. Версты 142-211
1910-1914. Альбом видов постройки средней части Амурской железной дороги. Часть 6. 232 верста. Станция Ушумун
1910-1914. Альбом видов постройки средней части Амурской железной дороги. Часть 7. Станция Гондатти
1910-1914. Альбом видов постройки средней части Амурской железной дороги. Часть 8. Черняевская ветвь
1910-1914. Альбом видов постройки средней части Амурской железной дороги. Часть 9. Версты 234-371


372 верста. Отправка на родину контрактных рабочих
372 верста. Отправка на родину контрактных рабочих

Collapse )

"Снега моей души". Сергей Паршуткин. (2)

Плот

Было начало сентября.
Мы всегда приезжали с отцом в устье маленькой речушки, со странным названием Сахара, в сентябре. Не очень широкая – не более двадцати метров, лохматая от множества небольших каменистых перекатов, она стремительно несла свою мутноватую от золотистых песчинок бирюзу к зелени вод большой Реки. Разноцветные галечные косы её берегов обрамлялись огненно–оранжевым осенним пожаром засыпающей лиственничной тайги. Место слияния двух рек было открытым, каким то невозможно–чистым. Почти домашним уютом веяло от старого древесного завала на выносной косе, омываемой водами двух рек. Старые стволы этого завала нагревались на солнце и пахли вымытой, чистой древесиной с привкусом хвои и смолы – как полы в светлой и просторной горнице. Солнечные лучики били сквозь беспорядок этих стволов, и было видно, как колышутся от прикосновений теплого ветра ниточки паутинок, что неслись по воздуху из тайги, да и застряли, зацепившись.
Collapse )

Речь Посполитая в Сибири. Костёлы и штетлы.



Периодически я получаю удивлённые комментарии примерно такого содержания: "А как в Сибири 19 века могли построить костёл?!". Вот об этом я сейчас и расскажу, так как в Сибири не такая уж редкость костёлы в уездных городах и даже сёлах. Да что там костёлы - в сибирской глуши не редкость и синагоги!

Collapse )

Норвежская полярная экспедиция (1893—1896) (3)

Санный поход Нансена и Йохансена 1895—1896 годов

Третий и окончательный старт 14 марта 1895 года. Нансен — второй слева, Йохансен — второй справа
Nansen_Johansen_depart_14_March_1895.jpg

Санную экспедицию снаряжали в ограниченные сроки (около двух месяцев), используя только материалы, имевшиеся на борту экспедиционного судна. Особенно много хлопот принесло изготовление лыж и полозьев нарт: опыт зимы 1894 года показал, что древесина становится ломкой, поэтому кленовые, ясеневые и берёзовые доски пропитывали смесью сала, стеарина и дёгтя, а затем подковывали нейзильбером. Первоначально предполагалось выступить на четырёх нартах, но неудачный старт 26 февраля 1895 года показал, что избранная конструкция нарт была ненадёжна. Попытка старта 28 февраля на шести нартах также провалилась из-за аварии поперечин нарт. Кроме того, малое число собак (28) фактически заставляло проходить одну и ту же дистанцию шесть раз. Из-за этого были существенно сокращены запасы провианта (850 кг.: на 120 суток для людей и всего на 30 — для собак). Выяснилось, что полярные костюмы из волчьего меха были неудачно скроены, и Нансен с Йохансеном сильно потели; снятые на ночь костюмы замерзали и становились ломкими. Нансен решился вернуться к шерстяным вязаным костюмам, зарекомендовавшим себя с нелучшей стороны в Гренландской экспедиции 1888 года. Окончательно выступили 14 марта 1895 года на трёх нартах.
Collapse )

Красный сон Светогорова. К.Пронякин. Часть 2.

«Молния. Москва. Совнарком. Куйбышеву. (Радио). Прошу разрешения собрать самолет ледяном аэродроме Берингова моря. Лететь Провидения. Светогоров». Ч. 2.

15455.jpg

В воскресенье, 25 марта, почти с месячным опозданием от «Смоленска», пароход «Совет» отчалил от берега Владивостока...
На этом «Совете» вымотало все кишки, шторм был непрекращающимся. Пароход шел как черепаха Тортилла - не более 5-6 узлов (это 9-11 км/ч!) При такой болтанке играть в любимое домино было невозможно, зато слушать попутчиков - одно удовольствие.
Именно здесь Светогоров познакомился с «королем репортеров» - собкором «Правды» Львом Хватом, который с радиорубки всегда приносил интересные известия. Он говорил: там были «его уши походного корреспондентского пункта»! (В своей книге «Три путешествия к Берингову проливу», Хват первым, в 1949 году, напишет о гибели своего друга Светогорова...[1])
Collapse )