March 22nd, 2018

Наказная память сыну боярскому Федору Пущину...

1658 июля 31. — Наказная память сыну боярскому Федору Пущину, о приеме от Ерофея Хабарова оставленных им на Даурском волоке вещей и припасов и об отвозе их в Даурию, для передачи воеводе Афанасью Пашкову.

Лета 7166, июля в 31 день, по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, указу и по приказу столника и воеводы Михаила Семеновича Лодыженского да дьяка Федора Тонково, память Якутцкого острогу сыну боярскому Федору Пущину. В нынешнем во 166 году, государя царевича и великого князя Алексея Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, в грамоте к столнику и воеводе к Михаилу Семеновичю Лодыженскому да дьяку Федору Тонково писано: в прошлом во 160 году, по указу отца его государева великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, послан был для государева дела в Сибирь в Даурскую землю Дмитрей Зиновьев, а с ним служилых людей 150 человек, да с ним же Дмитреем послано было из Тоболска 50 пуд пороху, свинцу тож; и Дмитрей Зиновьев приехал из Даурской земли к великому государю к Москве, и в Сибирском Приказе, боярину князю Алексею Никитичю Трубецкому да диаку Григорью Протопопову, в роспросе ска-[145]зал: которой де порох и свинец послан был с ним, из Тоболска в Даурскую землю, и он де Дмитрей того пороху и свинцу оставил в Тугирском остроге пудов с 80, а хоронил де тот порох и свинец на Даурском волоку в землю Ярко Хабаров; да и Ярко Хабаров сказал тож: что де он на Даурском волоку у Дмитрея Зиновьева Тоболской присылки порох и свинец взяв в землю хоронил, да что де и ему Ярку дано было в цену в Якутцком остроге кос и серпов, и укладу и железа, и он Ярко те косы и серпы и железо и уклад схоронил тут же на Тугирском волоку; и государь царевичь и великий князь Алексей Алексеевичь, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, указал тот порох и свинец, и косы и серпы, и железо и уклад, сыскав на Тугирском волоку, Ярку Хабарову отослать в Даурскую землю, с Якутцкими и Илимского острогу служилыми людми и с промышлеными, к воеводе Афанасью Пашкову для Даурских росходов, а Ярко Хабаров отпущен с Москвы в, Илимской острог; и столнику б и воеводе Михайлу Семеновичю да диаку Федору Тонково, как Ярко Хабаров в Сибирь на Лену приедет, сослався стряпчим и воеводою Петром Бунаковым послать из Якутцкого острогу служилых людей, посколку человек пригоже, кем бы тот порох и свинец, косы и серпы, железо и уклад через Даурской волок на Шилку перевезти было мочно;
Collapse )
лорре
  • humus

1898-1900. Сибирская этнографическая экспедиция Уно Тави Сирелиуса. Часть 12


[прошлые выпуски]1898-1900. Сибирская этнографическая экспедиция Уно Тави Сирелиуса
1898-1900. Сибирская этнографическая экспедиция Уно Тави Сирелиуса. Часть 2
1898-1900. Сибирская этнографическая экспедиция Уно Тави Сирелиуса. Часть 3
1898-1900. Сибирская этнографическая экспедиция Уно Тави Сирелиуса. Часть 4
1898-1900. Сибирская этнографическая экспедиция Уно Тави Сирелиуса. Часть 5
1898-1900. Сибирская этнографическая экспедиция Уно Тави Сирелиуса. Часть 6
1898-1900. Сибирская этнографическая экспедиция Уно Тави Сирелиуса. Часть 7
1898-1900. Сибирская этнографическая экспедиция Уно Тави Сирелиуса. Часть 8
1898-1900. Сибирская этнографическая экспедиция Уно Тави Сирелиуса. Часть 9
1898-1900. Сибирская этнографическая экспедиция Уно Тави Сирелиуса. Часть 10
1898-1900. Сибирская этнографическая экспедиция Уно Тави Сирелиуса. Часть 11


Лигишева Агафья Матреновна, Артуган Михаил Денисович, Мурасов Антон Тимофеевич, Софья Трофимова
Лигишева Агафья Матреновна, Артуган Михаил Денисович, Мурасов Антон Тимофеевич, Софья Трофимова

Collapse )

ДЕНЬ ГИДРОЛОГА. Александр Крячун

День гидролога
... – была оголена и сильно накалялась солнцем, словно на огромной жаровне. Здесь происходил контакт холода, стекающего с гор и нагретого воздуха. Это создавало сильную тягу с юга на север, которая представляла собой воющий вихрь, перекрывающий шум двигателя и маты водителя, проклинающего серую стену пыли, закрывающую обзор дороги.
Проехать намеченное место работы было невозможно. Как мне объяснили, что это самое узкое место на реке с деревянным мостом и притоком реки Тегермеч, которая вытекает из узкой щели правобережья.
Тишина не кончалась. Ветер, перестав выть, передал эстафету шума – реке, которую сдавили стенки ущелья. Грохот потока метался по узкому проходу не находя выхода.
Действительно. Миновать этот мост было невозможно. Он открывался во всей своей жуткой красе и напоминал раздавленного асфальтовым катком, дикобраза. Во все стороны, в беспорядочности, торчали корявые ветки настила. Под ним с воем проносилась вода, будто из пожарного брандспойта. Взглядом уловить поток струи, было невозможно. Чуть выше моста, с северо-востока, втекал небольшой ручеек с громким названием – река Тегермеч. Он нам ещё отомстит, за «пренебрежительное и унизительное» к нему отношение, за недооценку его мощи и свирепости.
– Остановись, мост осмотрим! – попросил я водителя.
Сооружение, называемое мостом, представляло собой довольно сносную переправу, если считаться с условиями: где оно построено и подручные...
Collapse )

Ил-14 - ледовая разведка ...

Ледовая авиационная разведка, до момента исспользования информации с искусственных спутников земли, была единственным видом наблюдений, позволяющем получить ледовую информацию. Она обеспечивала проход судов по трассе Северного морского пути, а также заходы их в порты, расположенные в устьях сибирских рек.

Самолеты ледовой разведки пользовались внеочередными услугами всех авиапортов и посадочных площадок в Арктике. Наряду с этим имелись базовые авиапорты. К ним относились Диксонский, Тиксинский и Певекский, то есть те, в поселках которых размещались штабы морских и речных операций и при них научно-оперативные группы. Авиапорт Тикси был базовым для самолетов, занимающихся обеспечением ледовой информацией морских судов и судов малого каботажа в морях Лаптевых и Восточно-Сибирском. Значение самолёта Ил-14 для выполнения таких задач в то время, до замены его более современными машинами, трудно переоценить даже сейчас ...



Collapse )

"Хунхузы: необъявленная война. Этнический бандитизм на Дальнем Востоке" Д.Ершов. (21)

В ОГНЕ ГРАЖДАНСКОЙ: «ЯПОНСКИЕ ПРИСЛУЖНИКИ» И «КРАСНЫЕ ХУНХУЗЫ»

3 марта 1917 г. жители Владивостока узнали, что отныне они являются гражданами республики. Известие было встречено с большим энтузиазмом: даже уссурийское казачество через десять дней после отречения императора сместило войскового атамана и избрало собственный исполнительный комитет. Разные политические силы Приморья объединяло желание обогнать «локомотив истории» и как можно скорее сделать окраину бывшей империи оплотом «истинного» народовластия. Хотя формальная власть в Приморской области принадлежала комиссару Временного правительства А. Н. Русанову, очень скоро выяснилось, что у чиновника имеются влиятельные конкуренты в лице Советов рабочих и солдатских депутатов. Во Владивостоке этот орган появился уже 4 марта 1917 г.
Поначалу казалось, что для перехода к новой жизни насилие не понадобится. Прозаическими вопросами повседневности продолжали заниматься старые кадры, функционировали торговля, транспорт и другие винтики общественного механизма. Местные политические лидеры, несмотря на расхождения во взглядах, до поры до времени успешно находили общий язык по всем ключевым вопросам дальнейшего совместного существования. Не были исключением и приверженцы леворадикальных идей, представленные в Приморье эсерами и социал демократами меньшевистского и большевистского толка. На областном съезде Советов в мае 1917 го им удалось согласовать общую программу действий. У радетелей народного блага в общем то не было причин жаловаться на «недостаточную революционность» Дальнего Востока. Все приметы ненавистного «старого режима» успешно ликвидировались, сократился рабочий день, на предприятиях появился рабочий контроль, а почти 50 тысячная группировка сухопутных войск и Сибирской флотилии сохраняла лояльность революции.
Collapse )

ДВСУТ отказало в возбуждении уголовного дела по факту крушения самолета «Савоя С.55П»

Комсомольский-на-Амуре следственный отдел на транспорте Дальневосточного следственного управления (ДВСУТ) СКР по факту крушения 26 июня 1935 года в тайге Хабаровского (Дальневосточного) края пассажирского самолета «Савоя С.55П» отказал в возбуждении уголовного дела.
Как сообщил в «отказном» постановлении старший следователь отдела Сергей Авдиков, по заявлению председателя общественного совета Геннадия Басюка и проведенной процессуальной проверке - принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, в связи с отсутствием в действиях командира самолета «Савоя С.55П» Александра Светогорова составов преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 263 УК РФ (нарушение правил безопасности движения воздушного транспорта) и ч.3 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности).
На момент происшествия, в Уголовном кодексе РСФСР действовала ст.751, введенная в действие в 1929 году, где о безопасности на воздушном транспорте не говорилось, и лишь 1 декабря 1935 года в кодексе появилась дополнительная ст. 593г УК РСФСР, где упоминалось о нарушении правил полетов. Следствие делает вывод, что «на дату крушения самолета, действия о безопасности полета УК не квалифицировались».
Из информационного письма в ЦК ВКП(б) Транспотдел от 23 августа 1935 года следует, что военная прокуратура ОКДВА проводила собственное расследование этого случая. А согласно информационному письму Хабаровской транспортной прокуратуры от 15 мая 1973 года, крушение самолета «Савоя С.55П» 26 июня 1935 года произошло «вследствие сложных метеоусловий».
Таким образом, спустя 81 год поставлена точка в проверке фактов авиакатастрофы гидросамолета «Савоя С.55П» в 67 км от п. Лазарев Николаевского района и гибели девяти пассажиров, трех членов экипажа.
26.07.2016