March 14th, 2018

Из рапорта командира транспорта «Америка» капитан-лейтенанта И.И. фон Шанца А.С. Меншикову...

Из рапорта командира транспорта «Америка» капитан-лейтенанта И.И. фон Шанца А.С. Меншикову о плавании из порта Джаксон в Петропавловск и открытии обитаемых коралловых островов

Петропавловский рейд

12 июля 1835 г.

Снявшись с вверенным мне транспортом «Америка» из порта Жаксон, 13 апреля сего года после 76-дневнаго бурнаго плавания прибыл в Петропавловскую гавань 27 июня благополучно.

На пути сем не следовал я трактом известных мореплавателей и старался по возможности держаться средины трактов капитанов Головин и Гагеймейстер, где в 30 милях севернее тракта капитана Коцебу на «Рюрике» 30 маия имел щастие открыть новую группу, из 13 обитаемых коральных островов состоящую . Широта оной группы северная 10° 05' 00", долгота по хронометрам... . Средняя из 8 хронометров – 166° 04' 10".

Опись сей группы мною сделана, черновую карту имею честь при сем препроводить. Журнал описи же, равно как наблюдения, ежедневно учиненныя со времени ухода из Англии над наклонением, склонением и силою магнитной стрелки, имеет быть отправлены со следующей почтой. Воды в транспорте 10 дюймов.

О сем вашей светлости имею честь донести с представлением о чинах и редовых ведомости, а об офицерах имяннаго списка .

Капитан-лейтенант фон Шанц.

Пометы: Получено 2 декабря 1835 г.

В Гидрографическое депо. 6 декабря № 1667.

В Комитет правления Императорской Академии наук. 4 января. № 14.

"Хунхузы: необъявленная война. Этнический бандитизм на Дальнем Востоке" Д.Ершов. (13)

ТРЕВОЖНАЯ ОСЕНЬ 1899‑ГО

Листая эту книгу, читатель может подумать, что хунхузы орудовали исключительно «на пленэре». Так – да не так! Тайга, горы и прибрежные острова обеспечивали надежное убежище в теплые летние месяцы. С наступлением осени природа превращалась из союзника в злейшего врага бандитов. Сбросившие листву деревья и кустарники уже не могли служить укрытием, а снега, с конца октября укрывавшие земли Дальнего Востока, отрезали все пути, связывавшие лесную глубинку с внешним миром. Если мороз и голод еще можно было одолеть при помощи костров и загодя сделанных запасов, то против гнетущей тишины спящего зимнего леса спасения не было. Привыкшие к удовольствиям и разгулу, не имевшие планов на будущее и дорожившие каждым днем жизни хунхузы старались проводить зимние месяцы в городах. Кто‑то перебирался в Маньчжурию, кто‑то искал убежища в китайских кварталах русских дальневосточных городов.
Уже первые описания Владивостока доносят до нас упоминания о «манзовском поселке из 3–4 фанз». В 1866 г. число китайских домов выросло до 11, а спустя два года Николай Пржевальский, совершавший путешествие по Уссурийскому краю, нашел во Владивостоке 20 фанз, в которых постоянно проживали 36 китайцев. Двери «манзовских» жилищ в Уссурийском крае всегда были открыты для путников – как для китайцев, так и для русских. Впервые присутствие «темных людей» в китайской слободке Владивостока обнаружилось в октябре 1867 г., когда, как мы помним, от рук неизвестных китайцев пострадал один из матросов шхуны «Алеут». Со временем слободка разрасталась, а вместе с ней росло число хунхузов, искавших убежища в ее фанзах. Летом 1886 г. властям пришлось создать особую комиссию под председательством городского головы И. Г. Маковского, занимавшуюся «упорядочением» жизни горожан‑китайцев.
Collapse )

Валькумей: на трибунах давно уже тихо




Когда пишу о заброшенных поселениях, главный эмоциональный отклик у читателей - грусть/печаль. Путешествуя по "заброшке"  такие чувства меня не посещают. Для меня это памятники истории, срез эпохи.  Как историк, чувство сожаления и жалости я не испытываю, история дама бездушная, она лишь констатирует факты. Интерпретация фактов  - дело людей: хорошо/плохо зависит от мировозрения и эмоциональных установок отдельно взятого человека.

Моё отношение к заброшенным посёлкам, такое же как при посещении музея - восхищение, удивление, интерес. А ещё азарт поисковика. Ведь если в музее есть тематическая подборка с информативной картой, то здесь артефакты нужно найти и попытаться их интерпретировать. Это квест. Найти что-то особенное то, что отличает это поселение от других. И почти всегда мне удаётся отыскать "изюм". В масштабах цивилизации или даже нашей страны мой "изюм" - банальность, но ведь всё дело в контексте: где, когда, чего это стоило?  К примеру, маленькая избушка в подмосковном лесу никаких эмоций не вызовет, а на вершине Эльбруса - она превратиться в настоящее чудо, культовое сооружение и место паломничества.

В очередном посёлке, отмеченным на современной карте подписью  "нежил." меня больше всего удивил - стадион...
Collapse )


Красная черта вдоль Уссури...(2)

Граф Игнатьев с женой и сыном Леонидом, 1902 г.
Ignatyev_with_his_wife_and_their_son.jpg

«Восток, дорогой генерал, это школа терпения…»

Положение русского дипломата в Пекине было сложным и незавидным. Это сегодня посол из любой точки мира может почти моментально связаться с высшим руководством страны, получить новые сведения и распоряжения. Полтора же века назад письмо из Пекина в Петербург даже с самым быстрым курьером шло два месяца, ещё столько же — обратно.По сути Игнатьев вынужден был принимать все решения сам. Редкие послания из столицы России едва ли могли ему помочь, разве только морально. Так начальник Азиатского департамента МИД Егор Ковалевский, сам ранее работавший в Китае, утешал Игнатьева в личном письме осенью 1859 года: «Восток, дорогой генерал, это школа терпения…»
Collapse )

Фрегат «Паллада» со дна совгаванской бухты, наверное, уже никогда не поднимут?

Некоторые военные историки считают, что распоряжение камчатского губернатора Завойко о затоплении этого корабля было совершенно неоправданным. Приказу пытался воспрепятствовать капитан Геннадий Невельской, однако его усилия были тщетными

Кусок обшивки фрегата «Паллада» был выставлен в экспозиции Дальневосточного литературного музея в Хабаровске. Теперь музея нет, а где этот кусок лежит?
13012.jpg

Ровно 160 лет назад в бухте Постовая, напротив нынешней Советской Гавани, был затоплен фрегат «Паллада». Он стал легендарным благодаря одноименному роману писателя Ивана Гончарова, который прошел на нем вокруг света через три океана на Дальний Восток.
Наверное, нет ни одного дальневосточного СМИ, которое бы не писало об этом корабле. Однако в связи с приближающейся памятной трагической датой - 30 января по новому стилю - позволим еще раз напомнить о нем и его судьбе… до и после затопления.

Невезучий

Фрегат был построен в 1832 году по личному указанию императора Николая I. Кстати, первым капитаном «Паллады» стал знаменитый русский адмирал (тогда еще капитан-лейтенант) Павел Нахимов.
Сама судьба фрегата тоже необычна. Проектировался он по лучшим кораблестроительным образцам, денег на постройку не жалели: корпус и обшивку делали из выдержанных лиственницы и дуба, а палубу - из тикового дерева (в ней содержится кремний). Впервые в истории судостроения установили бронзовые иллюминаторы с толстым стеклом, дно обшили красной медью.
В один из ненастных октябрьских дней 1852 года фрегат под командованием капитан-лейтенанта Унковского в составе экспедиции адмирала Ефима Путятина направился из Кронштадта на Дальний Восток. Целью похода было заключение дипломатических и торговых отношений с Японией.
Collapse )