August 26th, 2017

Милованов Василий...

Милованов Василий – Нерчинский казачий десятник, приказчик Аргунского острога.

В 1670г. Нерчинский казачий десятник Василий Милованов принял участие в качестве подьячего в первом посольстве в Китай которое проследовало в Пекин через Забайкалье. Милованов "со товарищами" ехал в столицу Китая через Маньчжурию, проложив тем самым новый маршрут для русских посольств. Он пролегал от Нерчинска до Аргуни в районе Цурухайтуя до рек Ган и Хайлар, затем через Большой Хинган и по долине р. Ял к р. Нонницзян, где был г. Наун. Затем путь поворачивал на юго-запад и через юго-восточные районы Монголии вел к Великой китайской стене. Этот путь был намного короче селенгинского, и при благоприятных обстоятельствах его преодолевали за полтора месяца. Впоследствии он и был узаконен Нерчинским договором 1689г.
Наказная память, данная посольству Нерчинским воеводой Д. Аршинским, — уникальный документ, пропитанный духом казачьей вольницы. Нерчинский воевода предложил цинскому императору, привыкшему рассматривать весь окружающий мир, в т.ч. и Россию, как вассалов, присылающих ему дань, вступить в русское подданство! И тогда русский царь "учнет богдокана жаловать и держать в своем царьском милостивом призрение и от недругов ево в оборони и в защищении...". Неизвестно, узнал ли китайский император от своих приближенных смысл наказа, но приняли русских посланцев доброжелательно, и вернулись они из Китая с грамотой. В ней китайский император предлагал русскому царю установить мир в пограничных областях, чтобы казаки "впредь бы наших украинных земель людей не воевали и худа б никакого не чинили. А что на этом слове положено, станем жить в миру и в радосте".
В 1675 году В. Милованов в отряде под командованием нерчинского казачьего десятника Ф. Свешников был направлен к халхаскому Дайчин-хунтайджи для переговоров о подданстве и о братских людях.
В 1676 г. Василий Милованов, в составе партии Григория Лоншакова, по распоряжению Нерчинского воеводы П.Я. Шульгина, получившего от местных жителей сообщения о «серебряных ручейках», был отправлен в Даурию. Разведав серебряные руды, они записали: «А от тех рудных мест леса черные, листвяк, бережник, верстах в десяти и меньше, и острог поставить, и заводы завести для плавки руд мочно, потому что место угожее и пашенных земель много, хотя на пять сот дворов и от Китайского государства то место в далнем расстоянии, и ссоры быть не для чего». Но из-за недостатка людей и опасности ожидавшегося нападения монголов по горячим следам полученные сведения проверены не были.
В 1677 году Василий Милованов вместе с нерчинскими служилыми людьми Ярафеем Могулевым и толмачем Дмитрем Суетиным был направлен в поездку к «монгольскому князцу» Мунгутею Кошупею для приведения его в подданство.
13 июня 1681 г. нерчинский воевода Ф.Д. Воейков отпустил казачьего десятника Василия Милованова с десятью служилыми и девятью охочими промышленными людьми по их челобитью на р. Аргунь для сбора ясака с тунгусов намясинского рода. Воевода велел им поставить там острог. Для этого казакам было выдано 100 пудов казенной "яршиной" муки из Албазинского острога и закуплено 60 пудов ржаной муки в Нерчинском остроге. Кроме того, они получили оружие — порох, свинец и мушкеты, а также плотницкие инструменты — долота, тесла, буравы и скобели. В наказе В. Милованову воевода велел ему "промеж казаки... в Аргунском остроге всякия расправы чинить, и от всякаго дурнова и воровства унимать, чтоб костью и карты не играли, и иноземскаго кумызнаго вина не пили и с иноземцами б никакова задору ни чинили, и сильно б у них ничего не отымали.
6 сентября того же года В. Милованов сообщил в Нерчинск о постройке на р. Аргунь острога "со всякою острожною крепостью" и о приведении в подданство двух родов тунгусов, с которых было взято в качестве ясака 22 лошади и "15 скотин рогатых мелких". Всего с ясачных тунгусов казаки собрали в том году "два сорока три соболя".
Летом 1684 года нерчинский воевода Власов отправил на Аргунь, к старым копям, боярского сына Григория Лоншакова с 30 казаками, 10 тунгусами и проводниками участниками первого похода Семеном Гавриловым, Филиппом Свешниковым, Киприяном Ульяновым. Казаки вскрыл там старые ямы, а рядом со старыми горнами построил новую опытную плавильную печь. В. Милованов, Ф. Свешников и другие провели опытную плавку, доставили воеводе образцы руды тем самым открыв Аргунское рудное поле.
В 1689 г. Аргунский острог стал одним из "камней преткновения" в ходе российско-маньчжурских переговоров о заключении мирного договора между двумя государствами. В статье 2 окончательного текста договора вопрос о переносе острога был решен: "строение с полудневные стороны той реки Аргуни снесть на другую сторону тое ж реки"
31 августа 1689 г. приказчику Аргунского острога В. Милованову была послана "память" о переносе острога на другую сторону р. Аргунь. Кроме того, ему предписывалось снять засеянный вокруг острога хлеб и больше там не сеять, а "сеять в тех местех, где построен будет острог новой". Однако уже 16 сентября В. Милованов доложил в Нерчинск, "что де аргунских жителей ныне налицо 20 человек. И теми де людьми того острогу перенесть некем". В итоге острог был перенесен уже в следующем 1690г.

Донесение Ф.П. Врангеля в Главное правление РАК о состоянии школы в Ново-Архангельске...

Донесение Ф.П. Врангеля в Главное правление РАК о состоянии школы в Ново-Архангельске и необходимости назначения в нее нового учителя

1 мая 1833 г.

Я не могу скрыть пред Главным правлением, что школа ново-архангельская находится в весьма жалком состоянии и ученики делают гораздо менее успехов в учении, чем в Уналашке и ныне даже в Атхе, где сами священники прилагают попечение в сих заведениях. Главная же причина такого состояния здешней школы есть неимение порядочнаго учителя. Кашеваров и стар, и слаб, и вообще плохой учитель. А посему я покорнейше прошу Главное правление, не может ли оно найти способнаго для сего человека: от здешняго учителя требуется, чтобы по хорошей методе умел обучать детей чтению, письму, началам арифметики, священной истории, закону Божьему и, если можно, церковному пению; чтобы он был хорошаго нрава и поведения. Кашеваров в звании учителя получает 1 000 рублей жалованья.

Излишне упомянуть здесь нащет прибытия сюда порядочнаго учителя чем раньше, тем лучше.

Комментарии
1. Филипп Артамонович Кашеваров (1781-1843), крепостной курского купца И.Л. Голикова, с 1794 г. промышленник в Русской Америке, затем учитель в школе на Кадьяке и в Ново-Архангельске (1822-1835) (Хлебников К.Т. 1985, с. 289; Зорин А.В. Курский крепостной на Аляске // Курские тетради: Курск и куряне глазами ученых, Курск, 2002, Тетр. 4, с. 44-70).

Учебно-тренировочный самолет AT-6 "Тексан" в СССР...

avia1.jpg

wgn_photos_warplanes_to_siberia_image_14_north_american_at-6_texan_(1).jpg

Все потребности нашей авиации в учебных самолетах во время войны обеспечивались отечественной промышленностью. Лишь под конец поступило небольшое количество американских машин АТ-6 «Тексан».

Советские специалисты впервые проявили интерес к «Тексану» в 1942 году. 10 декабря был сделан специальный запрос американцам о возможности поставки партии из 30 машин.

В начале весны 1943 года через северные порты прибыли в разобранном виде восемь самолетов модификации АТ-6С. Первые шесть машин доставили в 6-ю запасную бригаду в Иваново, где их и собрали. Один самолет выделили для испытаний в НИИ ВВС.

Полеты в НИИ шли с 21 мая но 6 июня. В испытаниях участвовал командир 6-й бригады полковник Ю.И.Шумов. Общая оценка АТ-6С была достаточно высокой. В отчете записано: «По технике пилотирования самолет прост, имеет хорошую продольную и боковую устойчивость, позволяет выполнять весь пилотаж, необходимый самолетам истребительного типа: виражи, боевые развороты, перевороты, бочки, иммельманы, петли, пикирование». Мотоустановка была надежной, самолет в целом прост и удобен в эксплуатации. Особо подчеркнули наличие вооружения и оборудования для слепых и ночных полетов. Весьма ценным сочли то, что компоновка кабины походила па американские истребители, которых в наших ВВС тогда было немало. «Тексан» годился для тренировки пилотов, обучения воздушной стрельбе. Но вот для подготовки штурманов его сочли непригодным - нет бомбового прицела, бомбосбрасывателя во второй кабине. Не было и радиополукомпаса, тогда уже стоявшего практически на всех бомбардировщиках.

Еще 22 АТ-6С отправили южным маршрутом, через Иран. К сожалению, два самолета разбили во время облета после сборки. Поэтому в Советский Союз прибыли только 20.

Затем последовал длительный перерыв, но в марте 1945 года наши представители в США запросили сразу 600 АТ-6. Американцы согласились дать 225. Теперь машины отправляли в собранном виде через Аляску. Все они были модификации AT-6F, на которой вернулись к исходному планеру полностью из легких сплавов.

Первые AT-6F пошли по трассе в июне. Самолеты перегонялись партиями по 8-10 машин без обычного в таких случаях лидирования-по крейсерской скорости «Тексан» значительно уступал использовавшимся на АЛСИБе в качестве лидеров А-20, В-25 или С-47. Поскольку потолок у AT-6F был невелик, то по обычному маршруту через Верхоянский хребет их пустить не могли. Поэтому летели этапами до Сеймчана (причем приходилось садиться на дозаправку в Омолоне, поскольку запаса горючего не хватало), затем на Оймякон, а оттуда в Якутск. Последняя группа «Тексанов» вылетела из Фэрбенкса в середине июля и уже к началу августа 1945 года достигла Красноярска.

Всего до завершения поставок по ленд-лизу советской стороне успели сдать 54 AT-6F. Все они благополучно прошли по трассе. 20 августа «Тексаны» участвовали в воздушном празднике в Якутске: пара машин демонстрировала высший пилотаж.

«Тексаны» распределили в основном между запасными бригадами и полками, занимавшимися переучиванием на импортную технику, а также в летные училища. Большая часть их поступила в 6-ю запасную бригаду. Отдельные самолеты попали в другие места, в том числе поединично - в строевые истребительные полки. «Тексан», испытывавшийся в НИИ ВВС, так там и остался. Его использовали при испытательных полетах как самолет сопровождения. При этом на месте стрелка сидел кинооператор. Несколько машин получил полк инспекции ВВС. По крайней мере один самолет достался учебному полку Военно-воздушной академии, базировавшемуся в Монино.
В связи с малочисленностью распространения «Тексаны» у нас не получили и эксплуатировались недолго.