July 29th, 2017

Челобитная служилых людей Нерчинских острогов на Нерчинскаго приказнаго человека Павла Шульгина.

1676 сентября 1 — 1677 августа 31. — Челобитная служилых людей Нерчинских острогов на Нерчинскаго приказнаго человека Павла Шульгина.

Царю государю бьют челом холопи твои Нерчинских острогов детишка боярские и рядовые служилые люди. Жалоба нам холопям твоим Нерчинского острогу на приказнаго человека на Павла Шулгина и на советников его в том: в прошлых, государь, годех и в нынешнем во 185 году, по твоему великого государя указу, посылает он Павел нас холопей твоих на твои великого государя службы, для ясачного сбору, и, будучи на вашей великих государей службе, помирают, а иных иноземцы побивают, а поезжаючи мы холопи твои на твою государеву службу, а приказываем животишка свои и статки по церквам и духовные свои братье оставливаем, а он Павел те наши выморные животишка и духовные берет к себе силно, и нас холопей твоих из тех наших выморных животишков тех людей бьет на правеже и в железа садит, а те выморные животишка девает неведомо куды. Да в прошлом, государь, во 183 году пришли под твою царскую самодержавную высокую руку Брацкие люди князец Зербо и иные многие Брацкие князцы с родами своими и тебе великому государю шертовали в том, что быти им в вечном холопстве в ясачном платеже, и твои велико-[372]го государя подарки на шертованье взяли и поклонные соболи тебе великому государю приносили, а иные скот пригоняли, и били челом тебе великому государю, чтобы их великий государь пожаловал, отпустил бы их на породную землю на Олхон остров, а он Павел Шулгин их Брацких людей на породную землю не отпустил, взял с них скупы болшие и отпустил от Нерчинского острогу, а нам холопям твоим сказал, что оне Брацкие люди тебе великому государю изменили и прочь от острогу Нерчинского побежали; и мы холопи твои, помня твое великого государя кресное целованье, били челом тебе великому государю и подали челобитную в судной избе Павлу Шулгину; он Павел нас холопей твоих за ними Брацкими людми в погоню послал, чтобы их назад воротить, и мы холопи твои за теми Брацкими людми в погоню ходили и задних людей сугонили на Торге реке, тех Брацких людей розговаривали, а оне в розговор не далися и учали нас холопей твоих стрелять, двух человек убили и иных многих ранили, и мы холопи твои, по твоему государеву указу и по его Павлову приказу, учинили над ними поиск и взяли у них на бою лутчего князца Зерба с матерью и с детми и привели в Нерчинской острог в аманаты, а он Павел с того Зерба взял скупы болшие и без твоего государева указу отпустил его из Нерчинского острогу из аманатства, отдал ему наших войсковых десять верблюдов да три коня, и он Зербо прочь от острогу отехал, тебе великому государю изменил; а отехав он Зербо, присылал ему Павлу гостинцы многие, блюда и чаши серебряны, и он Павел те его гостинцы принял, а мать его и детей отдал без твоего же великого государя указу, и он Зербо, выруча мать свою и детей, в Мунгалы убежал; и после того он Зербо учинил (*) тебе великому государю и нам холопям твоим шкоту болшую, отогнал твои великого государя кони и наши казачьи табуны. Да в прошлом, государь, во 184 году приезжали под твою царьскую самодержавную высокую руку Брацкие люди Абахай Шиленга да Тураки с родами своими и ясак тебе великому государю принесли, и он Павел, взяв с них ясак, тех Шуленех в Нерчинском остроге задержал долгое время, послал, а науча Луникирских Балбача да Тебенку с родом их у них Брацких ясачных людей у Абахая да у Тараки с родами велел табуны у них отгонити, и оне Луникирские Тунгусы Балбачь да Тебенча с родом своим у них у Брацких людей, по его Павлову наученью, табуны отгонили тысячи с три и болши; а после, государь, того отгону оне Брацкие люди Абахай да Тураки приезжали в Нерчинской острог и били челом тебе великому государю на Балбача да на Тебенчю в тех отгонных конях, чтобы их великий государь пожаловал, велел бы им Балбачю да Тебенче те их отгонные кони назад отдать, и он Павел их Балбача да Тебенчю призывал в сьезжую избу и при них Брацких людях их Балбача да Тебенчю допрашивал, для де чего вы у них Брацких людей табуны отгонили, и оне Тебенча да Балбачь в допросе сказали , что мы де у них табуны отгонили по твоему Павлову наученью и конми де с тобою сделялись; да у него же Абахая Шуленги седит в Нерчинском сын в аманатах и с женою Гуланкаем, и он Павел ту аманатскую жену, а его Абахаева сноху своим насилством емлет к себе на постелю силно, по многое время, и в бане с нею парится, и та аманатцкая жена твоему государеву посланнику Николаю Спафарии в том его Павлове блуд-[373]ном насилстве извещала и во всем мире всяким чином людем являла; и он Абахай, слышачи от сына своего и от снохи про то его Павлово блудное насилство, от острогу прочь отъехали со всем родом своим, и твои великого государя кони и наши казачьи табуны отгонил за то его Павлово блудное насилство и за Балбачев конной отгон, что он Павел научал, и ясаку ныне тебе великому государю не платит. Да в прошлом же, государь, во 183 году, во святый великий пост, на страшной неделе, в среду, он же Павел имал твоего государева царского богомолца черного священника попа Гермогена, напився пьян, ночью, снял с него черное платье и розболок до нога, и в ремень ставил и огонь был розкладен и хотел пытать безвинно, для своей безделны(е) корысти, по чьмуте Тоболского пятидесятника Андрея Шехтина, да взял с него двадцать пуд муки пшенишные да коня доброго. Да он же Павел Шулгин в Нерчинском остроге хлебные запасы закупает дорогою ценою у торговых и у промышленых людей, а из тех запасов вино курит и пиво варит, в ведра и в скляницы и в ковши и в чарки продает а от того его Павлова винного куренья в Нерчинском остроге хлебные запасы стали дороги, а нам холопям твоим твое великого государя жалованье хлебные оклады не доходят, а купить и одолжиться стало негде, питаемся травою и кореньем, и мы холопи твои стали нужны и бедны и помираем голодною смертию от его Павловы винные продажи; да с ним же Павлом приезжал из Тоболска Тоболской пятидесятник Андрей Шехтин, вино курил и пиво варил, в скляницы и в ведра и в чарки продавал, и люди его Павловы и зернь держали, вино курили и пиво варили, в ведра и в скляницы продавали, по его же Павлову наученью; да он же Павел имал трех казачьих ясырей в сьезжую избу, а сказал, взяты де для государева дела, а те ясыри начевали в сьезжей избе, и он Павел , ночью, из сьезжие избы тех ясырей имал к себе на постелю силно, и после себя тех ясырей отдавал людям своим на поруганье, на блуд; тех ясырей хозяева служилые люди Абрам Степанов, да Сысой Иванов да Никита Кучага, и вышли во всем народе; и он Павел нам холопям твоим чинит налоги и обиды болшие, бьет кнутьем и батоги безвинно, а велит в руку имать батогов по пяти и по шти, а батоги бьет нагих по спине и по брюху и по бокам и по стегнам, и своею рукою, тростью, и своими привалками у нас холопей животишка переписывает и анбаришка печатает, для своей безделные корысти, и мы холопи твои, приходя в сезжую избу, и били челом тебе великому государю, чтобы он Павел от таких дурных дел престал, и он Павел от такого дурна не престал, а нам холопям твоим налоги и привалки учал болши прежнего чинить, а от тех его Павловых обид и налог розбрелися по иным острогам. Да он же Павел Шулгин посылает нас холопей твоих на твою великого государя службу, для ясачного сбору, а твоей великого государя подарошные казны сполна не дает, и мы холопи твои, радеючи тебе великому государю, в подарки даем свои сукна и топоры и ножи и удила, и приехав в Нерчинской острог бьем челом тебе великому государю, чтобы он Павел те наши подарки из твоей великого государя казны нам холопям выдал, он Павел тех нам подарков из твоей великого государя казны не дает , а корыстуетца он Павел, а за то наше челобитье бьет нас холопей твоих батогами. — Илюшка Шутов, Филка Тюфяков, Ярофейко Могулев: жалоба , государь, нам холопям твоим Нерчинского острогу на приказного человека на Павла Шулгина в том: в прошлых, государь, годех и в нынешнем во 185 году [374] учинил он Павел Шулгин в вашей государеве казне поруху болшую, и нам холопям вашим и ясачным людем учинил налоги и обиды болшие, и мы холопи ваши от его Павловых налог и обид стали нужны и бедны и служить вам великим государем с ним с Павлом стало невозможно; и мы холопи ваши послали челобитчиков с заручною челобитною к вам к великим государям к Москве на него Павла во всех своих обидах, а ему Павлу, до вашего государева указу, от съезжие избы отказали, и выбрали мы холопи ваши в Нерчинском остроге к вашему государеву делу , до вашего государева указу, Нерчинского сына боярского Григорья Иванова Лоншакова, да десятника казачья Ивана Иванова Астраканцова. Милосердый государь царь в великий князь Феодор Алексеевичь, всеа Великия в Малыя и Белыя Росии самодержец, пожалуй нас холопей своих, вели, великий государь, им Григорью да Ивану быти в Нерчинском остроге у твоего государева дела и нас холопей своих вели, государь, им Григорью да Ивану ведать, до твоего государева указу, промеж нами суд давать и росправа чинить, чтобы нам холопям вашим врозь не розбрестись и вашие бы государевы службы не отбыть. Царь государь, смилуйся, пожалуй.

Из рукописи под заглавием: Списки Енисейской архивы (часть 2, в лист, на 370 л.), принадлежащей Императорской Академии Наук.
Воспроизводится по:
Дополнения к актам историческим, т. VII, СПб., 1859, № 75,. С. 371 – 374.

Донесение Ф.П. Врангеля в ГП РАК о состоянии построек, крепости и судов в Ново-Архангельске...

Донесение Ф.П. Врангеля в Главное правление РАК о состоянии построек, крепости и судов в Ново-Архангельске

30 апреля 1831 г.

При вступлении в должность главнаго правителя российских колоний в Америке найдены мною компанейския строения и суда в Ново-Архангельском порте в следующем состоянии.

Строения 1. Дом главнаго правителя, правителя конторы, гошпиталь и старая казарма с починками выслужат пятилетие и далее. Новая казарма и новый магазейн прочны и хороши. Мастерския: кузница, слесарная и медячная едва стоят и неудобны, токарная и столярная тесны, но могут до времени остаться; алеутские кажимы сгнили; частокол около крепости и будки в ней едва держатся и требуют совершеннаго обновления; скотный двор гнил и негоден.

Вне крепости: церковь гнила до опасности, из 15 домов, принадлежащих Компании, могут служить только пять, а весьма гнилы десять. Окроме необходимости починивать старыя строения и некоторыя вовсе сломать, заменяя их новыми, предвидится также надобность умножить постройки, а именно: для портовых работ нужна такелажная, парусная и купорная, нужен амбар для хранения зерноваго хлеба, баня при гошпитали, несколько домиков для помещения женатых и офицерский флигель. Также нужно выстроить маяк вместо стараго, который упал до основания.

Сама крепость устроена без цели и без плана и, конечно, не может почесться защитою при нападении с моря или высадке десанта на берег. Орудии разнокалиберныя и многия без ядер, станки частью сгнили и ненадежны, а другия и вовсе без станков. При таковом состоянии обороны нашей не останется инаго средства при неприятельском нападении, как запереться во внутренней крепости и до последней крайности отстреливаться ружьями.

Суда на рейде: окроме бота «Сивуч», все суда были собраны на рейде. Из них надежны к продолжению службы морской: «Уруп», «Байкал», «Охотск», «Чичагов» и боты «Бобр» и «Уналашка». «Рюрик», хотя дном еще крепок, но верхом слаб и, поелику под хлебный магазейн употребляемый «Булдаков» совершенно безнадежен простоять более года, то, вынув из «Рюрика» мачты, я приготовил его для магазейна к приходу наемнаго корабля из Бразилии. «Кяхта» течет и безнадежен на другое употребление, как разве сходить с лесом в Уналашку или в Атху, и это даже с риском. Бриг сей не обшит медью и потому не годится под магазейн, иначе его бы должно употребить на то преимущественнее пред «Рюриком», ибо «Рюрик» мог бы по нужде служить еще некоторое время под парусами. «Головнин» всем кузовом разслаб и в море ненадежен, его перетимберовать не стоит и труда.

Гребныя суда: парусныя суда не все укомплектованы ими, а при порте требуется еще один 18-весельный барказ. [247]

Из сего краткаго очерка Главное Компании правление изволит усмотреть, какия важныя занятия предстоят порту по части судо- и домостроения, хотя предместник мой, невзирая на предполагаемую перемену фактории 2, успел с особенною деятельностию пополнить и исправить многие недостатки по порту, и мне остается желать, чтобы и в мое пятилетие работы производились с равным успехом. При сем случае я должен отдать всю справедливость трудной службе здешних людей и заведенному при порте строгому разщету в занятиях рабочих, употребляя их единственно на компанейскую работу. Даже дом главнаго правителя самым скудным образом омеблирован, офицеры и прочие чиновники покупают каждую малость за наличныя деньги. Это обстоятельство я потому в особенности выставляю на вид, что не во всех компанейских заведениях, мною виденных на проезде Сибирью, соблюдается подобная точность в сохранении компанейскаго интереса. Порядок сей, заведенный предместниками моими, конечно, и впредь не нарушится.

Дуглас ждёт! Начало...

Оригинал взят у kirill_kvs в Дуглас ждёт!


  На севере Красноярского края, на Таймыре, в 180 км от поселка Волочанка лежит Douglas С-47 SkyTrain, потерпевший аварию здесь 23 апреля 1947 года. Самолёт с захватывающей и во многом трагической историей пробыл в тундре почти 70 лет, и вот, спустя долгие годы, Экспедиционным Центром Русского Географического общества Сибирского Федерального округа, совместно с давними партнёнами - авиакомпанией "АэроГео" будет совершена уникальная экспедиция, цель которой - доставить самолёт в Красноярск! Экспедиция стартует сегодня, вчера были завершены последние приготовления к полёту, на которые я и посмотрел со стороны. Предлагаю окунуться в историю и посмотреть несколько снимков с посадочной площадки "Северный".

Collapse )