July 1st, 2017

Чем дольше отстаиваешь права, тем неприятнее осадок.

Первые полеты в Арктике


Когда в 30-х гг. XX столетия в нашей стране началось широкомасштабное освоение природных богатств Севера, возникла такая отрасль народного хозяйства, как полярная авиация. Только с помощью самолетов в дальние северные города и поселки можно оперативно доставлять людей и грузы и держать материальную связь с «Большой землей». Не будем говорить о том, что сейчас происходит в этих краях, а вспомним о первопроходцах российского арктического неба, среди которых, в первую очередь, следует назвать имя Яна Иосифовича Нагурского.

Collapse )

Расспросные речи подьячего Б. Зубова о восстании в Илимске ...

1699 гг. июня 21 — Расспросные речи подьячего Б. Зубова о восстании в Илимске и о событиях, предшествовавших этому восстанию (1696 г., май — 1698 г., сентябрь)

... Июня в 21 день в Енисейску на съезжем дворе перед думным дьяком» перед Данилом Леонтьевичем Полянским да перед дьяком Данилом Берестовым Илимской приказной избы подьячей Бориско Зубов в роспросе сказал.
В прошлом де в 204-м году илимской воевода стольник Богдан Челищев из-Ылимска в Керенской острог ездил, а для чего ездил, того он, Бориско, не ведает. И в то де время без него, Богдана, в-Ылимску в-ыюне месяце, а в котором числе не упомнит, был на воеводском дворе у Богдановы жены Челищева для челобиться илимской казак Абакумко Облизанов на илимского казака на Тимошку Кырнаева в драке. И Богданова жена Челищева ево, Абакумка, велела денщиком Ивашку Шишелянину свести в тюрьму, а за что свести, того он Бориско, не ведает. И он де, Абакумко, идучи з двора к тюрьме сказывал на Богдана Челищева государево дело, а какое дело, тово он, Абакумко, не сказывал. И после до того на другой день, поутру, как он, Бориско, шел из дому своего в приказную избу и зашел де он, Бориско, к тюрьме призвал, ево, Абакумка, к тюремному/л. 482/окну, говорил ему, Абакумку, какое он, Абакумко, государево дело на Богдана Челищева знает. И будет он, Абакумко, какое дело на него Богдана знает, и он бы сказал в приказной избе. А будет он, Абакумко, сказывал на него, Богдана, госудерево дело незнаючи или пьянски, и он бы де, Абакумко, в том великому государю принес вину свою. И он де, Абакумко, в то время ему, Бориску, ничего не сказал. И того ж де числа и после де того дни по четыре и больши илимские жители всяких чинов люди, человек по сту и больши, сын боярской Пиминко Сташкеев с товарыщи, а хто имяны товарыщи, того он, Бориско, подлинно сказать не упомнит, збирались в острог х карауленной избе на площадь и для збору в барабаны били и знамена выносили. А хто де знамя выносил, того он, Бориско не видал, потому что в те времена был для письма государевых дел в приказной избе. А собрався де они, Пиминко Сташкеев с товарыщи, поговорили промеж собою, что де ныне за таким ево Абакумковым сказаным на Богдана Челищева государевым делом быть ему, Богдану, у них на воеводстве нельзя. И с того де своего совету они, Пименко Сташкеев с товарыщи, приговорили что ему, Богдану Челищеву, от воеводства отказать. И о том он, Пиминко с товарыщи, написали приговор, а в том де приговоре написали. — Буде кто тот приговор учнет спорить, и за то тех людей бив сажать в воду. И к тому приговору он, Пиминко Сташкеев, Мишка Березовской и иные/л. 483/человек з десять, а кто имяны не упомнит, руки приложили. И ево де, Бориска, они, Пиминко с товарыщи, призвав в приказную избу тот приговор ему показали и к тому приговору руку приложить велели. И он де, Бориско, видя, что в том приговоре написано кто тот их приговор учнет спорить, и тех людей бив сажать в воду, и он де, Бориско, им, Пиминку с товарыщи, говорил, чтоб они от таковаго злаго дела унялись, без указу великого государя от воеводства Богдану Челищеву не отказывали. И они де, Пиминко с товарыщи, тот приговор взяли и тем приговором ево, Бориска, смертью стращали, и он, Бориско, убоясь смерти и всякого разорения, к тому приговору руку приложил, и тот де приговор взяли они, Пиминко с товарыщи, к себе. А Левка де Кырнаев к тому выбору руки приложить не хотел же, и ево де, Левку, за то к воде приводили, и он де, Левка, убоясь того к тому выбору руку приложил же, про то де он, Бориско, слышал у него, Левки. А к Стеньке Шангину с товарыщи, которые з Богданом были на Киренге навстречю из-Ылимска писали, чтоб де им, Пиминку Сташкееву с товарыщи, учинили ведомость как Богдан Челищев учнет к городу приезжать, чтоб де им было ведомо, а для чего они, Пиминко, к нему, Стеньке, писали и хто то письмо писал, того он, Бориско, не ведает и не видал, а слышал де он, Бориско, про то письмо от илимских жителей, а от кого слышал, не упомнит. И как Богдан Челищев с Киренги приехал в-Ылимск, и у него де, Богдана, борода и волосы на голове обрезаны, а хто де и где обрезал, на Киренге/л. 484/или в дороге, ему, Богдану Челищеву, такое наругательство учинилось, про то ни про что он, Бориско, ничего не ведает, для того, что он Бориско, с ним, Богданом, на Киренге не был и сыску де о том в-Ылимску не было, потому что де про то сыскивать было в-Ылимску некому. И после приезду ево, Богданова, в-Ылимск на другой день пришол он, Богдан, в приказную избу и с собою принес Илимского города государеву приказную печать, и ту печать положа в ящик запечатал своею печатью. И того ж числа они, Пиминко Сташкеев, и все градцкие жители, собрався пришед в приказную избу ему, Богдану, от воеводства отказали и денщиков отставили.
Collapse )

Арктические тени Третьего рейха...(27)

Collapse )

Что было в трюмах «призрачных» субмарин? (окончание)
...Вероятно, ответы стоит искать непосредственно на удаленных арктических островах, где, по мнению командования Северного флота, вполне могли быть созданы секретные базы кригсмарине. К сожалению, это понимание пришло к нашим адмиралам только на третий год войны. Более того, в конце навигации, когда приближался ледостав.
На удаленных полярных станциях ждали зимнего завоза и новой смены зимовщиков. Поэтому командирам и штабам Северного флота, Беломорской, Новоземельской и Карской военно-морских баз пришлось искать варианты, позволявшие совместить завоз необходимых запасов продовольствия, топлива и смену зимовщиков с поиском тайных убежищ подводного врага. Правда, сразу же оговорюсь, рассказывать о тех событиях буду как флотский офицер, который получил военно-морское образование в советском Высшем военно-морском училище и практически всю свою подводную службу прошел в районах Крайнего Севера еще до начала его забвения в период конца 1990-х годов. Возможно, если бы мое флотское становление пришлось бы на 1990-е годы, то выводы из того или иного события либо расстановка здесь приоритетов могли быть иными.
Первым в снабженческо-поисковый поход 17 сентября 1944 года вышел тральщик Т-907 (командир старший лейтенант П. Качук). Тральщику была поставлена главная задача — доставить для полярников на острове Уединения продовольствие, топливо, 2 артиллерийских орудия и боезапас к ним. Сопутствующей задачей был сбор разведывательной информации об обнаружении на острове признаков или следов присутствия германских субмарин.
За ним с теми же задачами вышли в восточную часть Карского моря: к Байдарацкой губе и к острову Белый сторожевой корабль «С. Дежнев» (командир капитан-лейтенант А. Гидулянов) и тральщик Т-908. А специальный отряд, состоявший из минного заградителя «Мурман» (командир капитан 3-го ранга И. Дугладзе) и тральщика Т-116 (капитан-лейтенант В. Бабанов), — к архипелагу Земля Франца-Иосифа Но сопутствующие задачи, скорее всего, выполнялись только «на бумаге», так как рядом с нашими полярными станциями отыскать признаки появления нацистов было весьма сложным делом.
Например, специальной корабельной группе Дугладзе удалось успешно, внимательно наблюдая за воздухом и водой, дойти только до кромки неподвижных льдов, отстоявшей в 50 милях от бухты Тихая. Дальше «Мурману» в одиночку пришлось идти сквозь «новорожденные» двадцатисантиметровые льды. При этом разглядывать окружающие скалы советским морякам было просто некогда Затем началась изнуряющая, практически двухсуточная разгрузка 100 тонн угля и 70 тонн иных грузов на лед у полярной станции, где приняли участие все свободные от вахты военные моряки. А далее — нелегкий обратный путь сквозь лед и непростой, в условиях сильного шторма, переход к мысу Желания, где экипаж ждала очередная тяжелая разгрузка грузов для полярников, да еще и выгрузка артиллерийских орудий. А затем же — обратный поход вдоль восточных берегов Новой Земли до мыса Выходной (восточный вход в пролив Маточкин Шар). Примерно столь же тяжелыми были и комбинированные походы всех других боевых кораблей. Неудивительно, что в основном североморцам не удалось отыскать каких-либо признаков присутствия фашистов в зонах поисковой ответственности. И только капитан-лейтенанта В. Бабанова ждал успех.
Collapse )

Рапорт командира шлюпа «Сенявин» капитан-лейтенанта Ф.П. Литке ...

Рапорт командира шлюпа «Сенявин» капитан-лейтенанта Ф.П. Литке 1 Адмиралтейств-коллегии о плавании судна от Ново-Архангельска до Камчатки

Петропавловский порт

18 октября 1827 г.

Рапортом моим от 19-го прошедшаго июля, коего дубликат при сем прилагается 2, имел я честь доносить Государственной адмиралтейств-коллегии об отправлении моем из Ново-Архангельского порта к острову Уналашке для получения в сем месте алеут и алеутских байдарок, коими в первом месте мы не могли быть снабжены. Исправляющий должность главнаго правителя колоний Российско-Американской компании 3, пользуясь сим случаем, отправил с нами некоторое количество пшеницы, ибо по последним известиям худой лов рыбы и китов в Уналашке заставлял опасаться там голода.
Переход сей был весьма неудачен. Штили попеременно с западными ветрами продолжались три недели. 7 августа в широте 52° и долготе 161° получили мы, наконец, SO-й ветр, с которым к следующему же вечеру приближились к NO-му берегу острова Уналашки. Ночью застиг нас крепкий SO-й ветр с густым туманом. Положение шлюпа было весьма опасное. Во избежание большей беды, которая бы могла случиться, если б столь неблагоприятное время продолжилось, решился я спуститься в Уналгинской пролив. Провидение благословило успехом сие предприятие: мы в тот же день остановились благополучно на якоре в сем проливе, а 10-го пришли в Капитанскую гавань.
Немедленно были сделаны все распоряжения к здаче правителю заселения Иллюлюк привезенной нами пшеницы и получению от него потребных нам алеут, и [215] 11-го числа шлюп был уже готов отправиться в море, но сделавшиеся непостоянные между N и W ветры не только не допустили сделать сего в то же время, но продержали нас на месте до 19 августа. В продолжении сего времени снимались мы 4 раза с якоря и столько же раз должны были возвращаться на прежнее место. 19-го, наконец, с ровным ветром от NW вышли в море и направили курс к острову Св. Георгия, который и увидели 21-го поутру. Определя долготу онаго и описав его, продолжали путь к острову Св. Матвея, которому по силе инструкции Государственнаго адмиралтейскаго департамента 4 долженствовали произвести подробную опись. 24 августа ввечеру увидели мы примечательный остров, названный Куком Пинекль 5, а после бурной ночи, приближась к 25-го поутру к мысу Упрайт, начали от онаго опись острова Св. Матвея, продолжавшуюся до 31 августа. В течении сей недели обозрели мы оный остров подробно со всех сторон и определили многократными наблюдениями географическое его положение. Погоды благоприятствовали нам вообще более, нежели бы в столь позднее время года можно было надеяться, и остров Св. Матвея можно теперь почесть одним из наилучше определенных в Беринговом море мест.
Collapse )

Шхуна "Мод". Зимовка в Чаунской губе. 1919г.

В архивах Амундсена в Норвежской национальной библиотеке есть такое фото шхуны "Мод", зимующей на Чауне.

Harald_Ulrik_Sverdrup_måler_solstrålenes_intensitet,_1919_(12114497643) - копия.jpg

Harald_Ulrik_Sverdrup_måler_solstrålenes_intensitet,_1919_(12114497643).jpg


А теперь сравним этот снимок с фотографией А.Караева:
Караевы9.jpg

При сравнении обратите внимание на такелаж. Снимки можно посмотреть в размере оригинала.