Мой ответ Е.Евтушенко.

"Скажи, а ты по ягелю
таскал теодолит?"
Е.Евтушенко, "Северная надбавка"

Да, я таскал теодолит,
Прикрывши душу облаками.
И стылый спирт глотал глотками.
Земной усталостью налит,
Я тундру обнимал руками.
Как лёд, в весенний ледоход,
Несло нас с тёплыми лучами.
А после, тёмными ночами,
Держали молча небосвод
До крови стёртыми плечами.
Теперь остались только сны,
Друзей могилы, плач гитары.
И жизни суетной кошмары.
...А гуси, спутники весны,
Кричат в долине Анабара.

Дорога...

Свинцовым грузом давят небеса.
Промозглый дождь... Угрюмые вершины...
Невзрачный лес...Дороги полоса,
что нехотя ложится нам под шины.
Колымский тракт, на сердце моём шрам.
Вдали от городов, вблизи от Бога.
Как пьяная, блуждает по горам,
На всех на нас похожая, Дорога.

Collapse )

Помнишь...

Помнишь, старый мой друг, как сидел на "броне" вездехода.
И, как будто в Москву, выезжал побухать в Уренгой.
И по тундре шагал, как по жизни, не ведая брода.
Как тоскливо кричал клин гусиный над Обской губой.
Вот где истина, брат! Остальное-гнилое болото,
Суетливые дни, маета беспокойной души.
Всё осталось ведь там, временами лишь изредка что-то,
Перехватит за горло в потоке снующих машин.


Индигирка...

На Индигирку лёг, густой, как клей, туман.
В рассветной пелене увязли даже звуки.
И тени над водой, как пляшущий шаман,
Ко мне свои протягивают руки.