Отписка Нерчинскаго воеводы Федора Воейкова Енисейскому воеводе Александру Салтыкову...

1683г. не ранее июня 5 – Отписка Нерчинскаго воеводы Федора Воейкова Енисейскому воеводе Александру Салтыкову о приостановке розысканий и добывания серебряной руды, по случаю ожидаемаго прихода Монголов в Даурию.

Господину Александру Петровичю, Богдану Леонтьевичю , Федор Воейков челом бьет. В нынешнем, господине, во 191 году ноября в 30, в Нерчинской острог блаженные памяти великого государя царя и великого князя Феодора Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, прислана ко мне грамота, а в грамоте мне написано, велено в Даурских острогах для досмотру и плавки серебряной руды сыскать изо всяких чинов людей, кого б с такое дело стало, и послать их с Нерчинскими служилыми на те места, где наперед сего те руды иманы, и проведывая высматривая времени тайно, чтоб от воинских людей было безстрашно. И в нынешнем во 191 году, июня в 5 день, из Нерчинского острогу для розыску серебряные руды на Аргуню реку, на те места, где наперед сего руды иманы, нарядил и хотел послать Даурских детей [324] боярских Григорья Лоншакова, Ивана Попова, да десятников казачьих Филку Свешникова да Васку Милованова, которые наперед сего у тех руд бывали, а с ними Нерчинских и Аргунских казаков. 50 человек, да с ними ж нарежены были рудознатной мастер Киприяшка Ульянов. И в нынешнем же во 191 году, июня в 4 день, пришли ко мне в Нерчинской острог из за Аргуни реки с Далаю озера Мунгалских тайшей от Дагины Катуни и от детей ее посланцы Мунгалские люди Ирникий Батур с товарыщи, а передо мною те Мунгалские посланцы на писме говорили: прислали де их с выговором их Мунгалские Дагина Катуня и дети и выпрашивают у меня угрозою ясачных Брацких людей, которые в прошлых годех вышли из Мунгалской земли под государьскую самодержавную высокую руку в вечное ясачное холопство в Нерчинской острог, и ныне те Брацкие люди живут на прежних своих породных землях у Байкаловского моря и за Байкалом на Олхонском острову и на Верхоленской стороне; а ясак великим государем те выезжие Брацкие люди платят в Нерчинской острог в Итанцынском зимовье, а сбирают с них ясак Нерчинские казаки и привозят в Нерчинскоя острог; а будет де тех Брацких людей им Мунгалским тайшам от Нерчинских острогов не выдадут, и они Мунгалские люди угрожают мне войною, и сбираютца де всею Мунгалскою землею Мунгалские тайши, и дает де им тайшам Китайской богдохан в помочь людей с огненым боем, и хотят быть войною под государевы Даурские остроги, и в то де время Брацких ясачных людей и Тунгусов возмут де и неволею. И я, господине Александр Петровичь, слыша от Мунгалских людей такую шатость, и для розыску серебряные руды, за малолюдством, послать не смел, чего бы не потерять государских людей; и ныне я под Нерчинским острогом, за малолюдством, …(1) и от воинских неприятелских людей оборонитца мне будет некем и нечем, мелкова ружья, ручных пищалей, копей и бердышев нет. А в прошлом, господине, во 191 году к тебе в Енисейск о том я писал.

Черновой отпуск на 3-х листках. — Из архива Нерчинскаго Городоваго Правления.

Примечания:
(1) В этом месте, вероятно, пропущены слова: живу с великим опасеньем.
Воспроизводится по:
Дополнения к актам историческим, 1867г, т. 10. СПб. стр.323-324
Tags: