Рекомендации А.К. Этолина Д.Ф. Зарембо об условиях плавания в Стахин...

Рекомендации А.К. Этолина Д.Ф. Зарембо об условиях плавания в Стахин, особенностях торговли и общения с местными колошами

27 августа 1833 г.

В дополнение к инструкции, данной вам г-ном главным правителем колоний от 12 июня сего года № 247 1, я с его разрешения нужным считаю сообщить вам некоторыя сведения о проливах, ведущих к месту, так называемому Стахин, равно и о торговле с туземцами, дабы ознакомить вас коротче с жителями того края.

1. О плавании

При сем препровождается к вам карта 2, где означен путь бригга «Чичагов» в последнем его плавании по проливам в российских владениях, на северо-западном берегу Америки находящимся. Масштаб сей карты несколько увеличен против карты Ванкувера, но более нет разности, исключая некоторых мест, где нам удалось поправить погрешности. И именно около Стахин и проч., что вы тотчас увидите, сравнивая одну карту с другой.

Полагая, что вы изберете путь ваш, проходя между островами Коронации и Варренса, мимо мысов Десшиион, Бекер, Джон и далее 3, как путь самый кратчайший в Стахин, должен вам сказать, что тут нужна большая осторожность, особенно от мыса Десшиион до Бекера: оба берега усеяны подводными и наружными каменьями на большое разстояние от берегов. Западный берег довольно хорошо описан Ванкувером и все опасности означены на карте, но восточный мало известен. Ванкувер, проходя сим проливом, за пасмурностью берегов не видал, а отряд, посланный им из порта Протекшион на гребных судах для описи, положил сей берег на карту, как видел оный с западного, следственно нельзя тут ожидать большой верности, доказательством сему служит то, что шлюп «Аполлон», проходя сим проливом в 1823 году, заметил риф, протягивающийся от восточнаго берега почти до средины пролива, впрочем, мы на «Чичагове» подобнаго рифа не видели, вероятно, потому, что была большая вода, когда проходили сим местом. От мыса Бекера до Джона северный берег также усеян каменьями, кои при полной воде покрываются, но южной до мыса Кольносиса очень чист. Между сим мысом и против [282] него на северном берегу лежащаго мыса Митшель находятся почти на средине пролива весьма опасный для плавания камень, который покрывается водой ¾ приливом и названный мною открой глаза 4.

Прошед мыс Джон, все опасности миновались, проливы, хотя узки, но подводных каменьев или мелей нигде нет, разве только вплоть у самых берегов, и где, как полагаю, в нужном случае не трудно найти и якорные отстои.

Все суда, приходящие для торговли в Стахин, становятся на якорь у мыса Гейфельда по восточную сторону между мысом и маленьким островком, где глубина 10 сажень, грунт – ил, откуда почти при всех ветрах можно вступить под паруса, или на западную сторону мыса в находящейся тут маленькой бухточке, в коей вы, вероятно, застанете туземцев, возвратившихся с промыслами, поелику они мне обещали здесь дожидать прибытия нашего судна.

В сей бухточке стоял «Чичагов» очень спокойно, ошвартовившись со всех сторон, и весьма удобно б было завести здесь заселение, тут, где находится колошенская крепость, и мне уже предлагали это место, но тут нет поблизости рыбных речек. Колошенский тоен Шекш говорил мне и чрезвычайно выхвалял и другое место, находящееся от бухточки во вновь открытом проливе к SO, неподалеко от зимняго жилища стахинцев (означеннаго на карте) на противуположном берегу пролива, где две речки, куда во множестве входит рыба до глубокой зимы и по временам года бывают сельди. Притом Шекш уверял, что в зимнее время хорошо стоять здесь на якоре и что места возвышенныя, ровныя и удобно можно завести тут огороды. Буде все это – правда, то, конечно, нельзя найти удобнее для редута места, хотя тут по обстоятельствам и не совсем выгодно селиться, поелику довольно далеко от устья реки Стахины. Помощник ваш г-н Кузнецов был посылан мною осмотреть сие место, но по встретившимся недоумениям проехал оное и был в самом селении стахинцев. Ежели же теперь вы найдете, что разсказы Шекши не совсем справедливы, то я полагаю, что в Стахине нет выгоднее места для редута, как в вышеозначенной бухточке, и тогда рыбу должно будет добывать неводьбою и ярусами.

2. Торговля с колошами

Для соображений ваших прилагается здесь такса, установленная в Ново-Архангельске для платы колошам за пушные товары, равно и такса последней расторжки бригга «Чичагова» в проливах 5. Из сей последней вы усмотрите, по каким ценам нам прежде доставались речные бобры и выдры в Стахине и, сравнив цены сии со здешнею таксою, вы увидите, что за выдру и за средняго и малаго речнаго бобра иногда передано, а иногда недодано, смотря по доброте и качестве зверя, но в сложности довольно сходно с таксою. За большаго же бобра почти всегда платили более, нежели бы следовало по разным причинам: 1 й. Потому, что заметили неохоту колош передавать нам лучшие свои промысла, сохраняя оные для вымена от англичан и американцев огнестрельных оружий, пороху и свинцу. 2 й. Имели мы большой недостаток в таких товарах, в коих колоши особенно нуждались и кои они с отличною охотою старались у нас выменивать, исключая нашего рому, который очень им понравился, ибо продавался не смешанный с водою, как то обыкновенно делают американцы и англичане. Одеялы наши были все самой отличной доброты, следственно, и дороги, а, так сказать, аршиннаго товару, как-то: миткалю, выбойки и дешевых ситцов или вместо оных фламских полотен, тику, пестредей и проч. мы почти вовсе не имели и оттого находили большое неудобство относительно уравнений цен. 3 й. Начинали туземцы разъезжаться, почему и были мы принуждены дорожить временем, в противном случае, может быть, и нам бы удалось понизить цены на речные бобры и выдры, по крайней мере, когда покупки делались на ром.

Теперь обстоятельства для вас более благоприятны: вы можете располагать временем как угодно и снабжены товарами и разными вещьми на колошенскую руку в значительном количестве, посему и желательно, чтобы вы успели ныне [283] понизить цены на речные бобры большаго сорта, принимая в руководство существующую здесь таксу, противу которой передавать не должно, ибо тогда не останется Компании никакой от сего вымена выгоды. Однако ж, дабы приохотить жителей привозить к вам промысла, необходимо нужно примениться к плате Гудзонской компании, ниже коей мы на первый случай не должны платить. Но как достоверно узнать сию плату? Это весьма трудно и требует с вашей стороны соображения на месте. Замечу только то, что никак нельзя верить всем сказскам, кои, я вперед знаю, будут вам разсказываемы колошами, ибо не думаю, чтобы англичане имели выгоду платить выше нашей таксы или, по крайней мере, не более того, что мы платили на «Чичагове». По собранным мною известиям Гудзонская компания в Нааз дает по одному одеялу за большаго речнаго бобра, ежели после того не решилась платить более.

Что касается до прочих промыслов, как-то: лисиц, рысей, черных медведей, россомах и проч., то мы в покупке оных не имеем соперников, кроме в кяховских и хуцновских колошах 6, кои перекупают сии меха от стахинцев и доставляют к нам в Ситху, следственно, можно достать их на месте гораздо ниже таксы и никогда не должно платить за оные теми товарами, кои с охотою берут за речных бобров и выдр. В таксе назначено за большаго чернаго медведя 18 рублей, мы, однако ж, на «Чичагове» никогда не платили более 5 или 6 рублей фламским полотном или равендуком, а не ромом, как от нас часто требовали. В разсуждении сих зверей главнейше прикажите брать лучших, а низких шкур по возможности старайтесь избегать.

С вами следует колошенский толмач Гедеонов 7, он вам не столь будет нужен для переводов (на это можно б было употребить и состоящаго в команде вашей колошу Василья), как более для производства торговли. Он человек, знающий доброту и качества пушных товаров, равно умеет и хорошо различать зверей по сортам, почему предлагаю вам при торговле употреблять его совокупно с грузовым прикащиком, который должен вести все отчеты и расходы. Гедеонов притом же всегда и в Ново-Архангельске находился при торговле пушных товаров и знает все наши прежния сношения со стахинцами и очень старателен к пользам Компании, что я на опыте узнал, следственно, нельзя выбрать по сей части лучшаго человека.

В грузу находятся 3 капкана, здесь сделанные, прошу вас узнать, годны ли они будут туземцам для ловли речных бобров и прочих зверей. В Стахине я видел подобный капкан и очень старался уговорить жителей, чтобы они принялись употреблять сей способ для промысла зверей и не докучали бы нам безпрестанными просьбами насчет продажи им огнестрельных оружий, которых мы дать не можем без разрешения нашего правительства 8.

Для дальнейшаго вашего соображения прилагаются здесь за несколько месяцов разторжки, произведенныя с колошами при Ново-Архангельском порте 9.

3. Обхождение с колошами

Главным из стахинских тоенов считается Шекш, которому и посылается ныне чрез вас медаль от г-на главнаго правителя колоний. Шекш богаче прочих тоенов и имеет более всех команды. В этом-то и состоит все его преимущество пред другими. Во время пребывания «Чичагова» в Стахине мы обласкали его по возможности подарками, дабы привлечь к нам, однако ж я заметил, что все это было ему мало, почему и необходимо теперь, по приходу вашему в Стахин, подарить ему при медале еще что-нибудь, чтобы он не сделал вам каких-либо препятствий основать заселение, и чрез то, я полагаю, он немедленно предложит вам у них поселиться. Не менее важны Шекши суть два брата его: Жуя-ти-сти и Кек-халь-цечь, в особенности сей последний. Он хотя и беднее Шекши и не имеет столько команды, но очень уважаем стахинцами и его слушаются, а потому и он может вам много препятствовать, для сего нужно его, равно и третьяго брата склонить на вашу сторону подарками. Им обоим на «Чичагове» ничего не подарено, но обещано было, когда в другой раз судно наше придет в Стахин, то будут пожалованы им тоенския [284] платья. Кек-халь-цечь притом казался мне очень хорошим человеком и по-видимому гораздо лучше расположен к нам, нежели Шекш, который более привязан к англичанам, он же прежде других тоенов объявил мне желание побывать в Ситхе, и весьма бы хорошо было, если б он решился следовать сюда с вами. Прошу вас передать ему одну из сафьяных подушек, кои в грузу находятся, что было мною ему обещано. Прочия стахинския тоены и почетные все менее важны и достаточно будет, если вы пригласите их к себе в каюту и попотчуйте ромом. При сем представляю вам на вид, что всякий колошенский тоен, как ничтожен он бы не был, за величайшую сочтет обиду, ежели не будет вами хотя однажды приглашен в каюту и потчиваем ромом. Это для него такой стыд и такая обида, за которую он по силам своим всячески готов вам мстить и не скоро забудет. Они все вообще весьма честолюбивы, любят, если вы будете говорить им речи, обидятся, если станете принимать их в простом платье. От вас лично без претензий будут принимать выговоры и приказания, но от людей ваших грубаго слова не стерпят. Всякий колош без собственных для себя выгод ничего не предпринимает, главная черта его характера – корыстолюбие и эгоизм, однако ж друг друга не выдаст, если дойдет до ссоры, как бы обласкан вами не был. Буде он в вашу пользу станет своим говорить речь или, лучше сказать, удерживать своих земляков от какого-либо буйства, то непременно в той надежде, что вы за то его отдарите, из собственнаго же к вам усердия без посторонних видов ни за что не приймет на себя сей труд. Никогда не должно им вверяться, они очень коварны, мстительны и вспыльчивы, и единственный способ обуздать их есть, чтобы страх всегда носился над их головами.

Сообщив вам сии мои замечания насчет главнейшей черты характера колош, я излишним считаю присовокупить что-либо более о нужных мерах предосторожности, против них соблюдаемых, будучи совершенно уверен, что по опытности вашей и по долговременной в колониях службе вы по сей части имеете достаточные сведения.

Вам вручаются две медали, одна из них, как вам уже известно, следует тоену Шекше, а другую прошу передать стахинскому шаману Ки-ку-сак, когда он вам представит свидетельство на полученную им от бывшаго главнаго правителя колоний г-на Баранова медаль, которую он случайно утопил, опрокинувшись на бате.

Как время становится уже позднее, а ожидаемое от Френча 10 судно с заказанным для колоний грузом еще не прибыло, коим я надеялся снабдить вас некоторыми товарами, нужными для торговли в Стахине, что и было причиною, почему так долго отсрочил ваше отправление, то не решаюсь долее вас здесь удерживать и надеюсь, что, приняв на вверенный вам бригг груз и надлежащие снаряды, вы при первой возможности оставите Ново-Архангельский порт для следования к месту вашего назначения.

Пашпорт и список команды бригга «Чичагов» при сем прилагаются