Зачем делить дно Ледовитого океана, если можно найти компромисс?

Оригинал взят у arctic_blog в Зачем делить дно Ледовитого океана, если можно найти компромисс?

"Антироссийская риторика" добралась и до полярных широт. В качестве повода Запад использует "старый трюк" – территориальные претензии мировых государств на свою часть континентального шельфа.
Так, Копенгаген еще в 2016 году заявил о несуществующей "военной угрозе" со стороны Москвы. Местная газета Berlingske опубликовала статью, в которой приводит выдержки из доклада Военной разведки скандинавского королевства, посвященного анализу угроз безопасности страны в период до 2030 года. Речь, в частности, идет о заявке России на арктический континентальный шельф, которую наша страна подала в комиссию ООН по морскому праву еще в 2015 году.
"Королевство может ждать новый вызов, если Россия, как ожидается, раньше Дании получит ответ на свою заявку от Комиссии ООН по границам континентального шельфа. Все стороны признают необходимость соблюдать нормы международного права. Однако существует риск того, что в случае одобрения своей заявки российская сторона в течение последующего периода (рассмотрения датской) будет считать, что рекомендации Комиссии носят окончательный характер", – отмечается в документе.
Дания и ее автономная территория Гренландия еще в 2014 году подали в Комиссию ООН по морскому праву заявку на определение границы континентального шельфа в Северном Ледовитом океане. Речь идет о территории, расположенной за пределами 200 морских миль от побережья Гренландии и простирается почти на 9 тыс. квадратных километров. Однако для обоснования своих территориальных претензий Копенгаген беззастенчиво воспользовался данными, которые содержатся в российской заявке на континентальный шельф. Она включает территории хребта Ломоносова, поднятия Менделеева, котловины Подводников, южной оконечности хребта Гаккеля и зону Северного полюса – всего территорий площадью 1,2 млн. кв. км.
Копенгаген же полагает, что хребет Ломоносова проходит по океаническому дну, является продолжением гренландского шельфа и, соответственно, принадлежит Дании.
"Соприкасающиеся участки шельфа России и Дании в Арктике будут разграничены в двустороннем порядке путем переговоров и на основе международного права. Но прежде Комиссия по границам континентального шельфа должна подтвердить, что участки дна, на которые претендуют Россия и Дания, являются собственно континентальным шельфом", – именно так в российском МИДе отреагировали на весьма спорное заявление Копенгагена.
В отличие от Дании, которая продолжает нагнетать "антироссийскую истерию". Так, вышеупомянутая Berlingske приводит мнение дипломата Петера Таксёйе-Енсена. В своем докладе, подготовленном по запросу датских властей, он утверждает, что сложившаяся ситуация свидетельствует о "признаках формирования новой более жесткой арктической политики России".
Складывается впечатление, что датскому руководству гораздо проще обвинить Москву в несуществующей "милитаризации" полярных широт, чем прийти к компромиссному решению, устраивающему обе стороны.
Впрочем, удивляться этому не приходится, ведь Копенгаген следует в фарватере США и Канады, выступающих главными инициаторами территориальных противоречий с Россией. Интерес государств к северным морям продиктован прежде всего тем, что здесь, по некоторым оценкам, содержится порядка 83 млрд тонн условного топлива, т.е. неразведанной нефти и газа. Около 80% запасов приходится на долю Карского и Баренцева морей. Первое принадлежит нашей стране полностью, второе она делит с Финляндией.
По этой причине именно российская Арктика может стать одним из локальных центров международных конфликтов. Кандидат политических наук, доцент кафедры международных исследований Института зарубежной филологии и регионоведения Северо- восточного федерального университета (СВФУ) Дарья Максимова считает, что Канада "продолжит настаивать на разграничении арктических пространств по принципу секторального разделения". Следует пояснить: руководство страны полагает, что разделительные границы проходят от оконечностей национальных территорий прямо по меридианам до самого полюса. При таком разделе регион делится как макушка сферы, т.е. на неравные части. Россия при этом получает самую большую часть – порядка 5,8 млн кв. км, второй в списке следует Канада, затем Дания, Норвегия и США.
Естественно, такой "территориальный расклад" вызывает у Вашингтона бурю негодования. "В вопросе территориальных претензий к России США продолжат говорить об Арктике как о свободной морской зоне, поскольку до сих пор не ратифицировали Конвенцию ООН по морскому праву", – считает Максимова. Эксперт напомнила, что США по-прежнему не принимают ни один из вариантов определения границ арктического шельфа, предлагаемых сегодня приполярными государствами. Вашингтон рассчитывает заполучить территорию, простирающуюся на 600 морских миль (965 км) от Аляски к полюсу. Таким образом, на Северном полюсе высвободится некая "ничейная территория" площадью 3 млн кв. км, обладать энергоресурсами которой смогут все субъекты международных отношений.
Вместе с тем Максимова выразила надежду на то, что страны все же займутся поиском компромиссных решений. "Будущее Арктики – это все-таки международное сотрудничество, которое объединит усилия приполярных государств и всех заинтересованных акторов в устойчивом развитии региона, — резюмировала эксперт.
Повернуть "арктический диалог" в мирное русло — именно эта задача должна стать приоритетной при освоении высоких широт. А это значит, что свойственная Западу тактика "мягкой силы" должна уступить место здравому прагматизму и умению договариваться.