Две отписки Иркутскаго воеводы Ивана Власова к Енисейскому воеводе князю Константину Щербатову...

1684г. после февраля — Две отписки Иркутскаго воеводы Ивана Власова к Енисейскому воеводе князю Константину Щербатову: 1) о вестях про Китайцев и Монголов и о намерении Брацких людей переселиться в Монголию; 2) об осмотре Нерчинским сыном боярским Игнатием Миловановым пашенных земель по рекам Шилке и Нерче, оказавшихся удобными для поселения на них крестьян.

I. Отписка Иркутскаго воеводы Ивана Власова к Енисейскому воеводе князю Константину Щербатову:о вестях про Китайцев и Монголов и о намерении Брацких людей переселиться в Монголию

Господину князю Костянтину Осиповичю Иван Власов челом бьет. В нынешнем, господине, во 192 году, Февраля в день, писал ко мне в Иркуцкой из Селенгинска прикащик сын боярской Иван Перфирьев: в нынешнем де во 192 году, в генваре месяце, ездили из Селенгинска, для скотинной покупки, в Мугалы Селенгинске служилые люди, толмач Тараско Афонасьев с товарыщи, и приехав де они из Мугал в Селенгинской острог, в [72] приказной избе сказали: слышали де они от Мугалских людей про воинские Китайские вести, и за своими руками подали ему Ивану они Тараско с товарыщи сказку, и ту сказку под отпискою прислал он Иван ко мне, господине, в Иркуцкой, а в сказке написано: у Мугалского де тайши у Цынбена в улусах слышал он Тараско от Цынбенова Кянара Кыцу: был де он Кыцу в Китайском государстве, и из Китайского де при нем пошли многие воинские люди на бусах очищать своей земли, и вновь де к тем людем в Китайском в прибавку людей прибирают, и Мугалских де людей Китайской богдохан с собою призывает на помощь, чтоб де Руских людей из своих земель выгонять, и впредь де нигде Руским людем в их землях не быть; и для того де совету от всех Мугалских ханов и тайшей отпущены в Китай дети их и лутчие люди. А как они Тараско с товарыщи поехали из Мугалской земли в Селенгинск, и по то де время те их хановы дети и тайшины дети из Китайского не бывали. Да и то де ему Тараску Цынбенов Кянар Кыцу сказал, что Мугалские де ханы и тайши в том совете с Китайским богдоханом быть не хотят и ссоры великих государей с людьми чинить не хотят же, и иные де многие Мугалские люди втайне говорят теж речи, а према ли де та их речь или ложна, про то он Тараско сказал не ведает. Да он же Тараско сказал: Мугалской де Очиро хан Кутухта говорил ему Тараску: хочет де он послать от себя к великим государем к Москве посланцов своих, и тех де его посланцов пропустят ли к Москве? и чтоб де он Тараско о том к нему ведомость послал. А он де Тараско против того ему Кутухте сказал: про то де он Тараско не ведает, а ведают де про то началные люди, и о том де он Тараско доложит началным людем. Да Февраля ж в день писал ко мне в Иркуцкой из Баргузинского прикащик пятидесятник казачей Козма Федоров: в нынешнем де во 192 году, генваря в 8 день, приезжал к нему в Баргузинской острог Брацкой породы детина из за Байкала моря с реки Бугылдеихи болшей, а сказывает де про Брацких людей, которые были в Баргузинском остроге в прошлом во 191 году: хотят де те Брацкие люди изменить великим государем и итти за Байкал озеро на Селенгинскую сторону, как станет на Байкале озере шактуй, а оттоле де бежать в Мугалы, и для того де они Брацкие люди и перекочевали с Олхона острова на матерую сторону в болшую Бугылдеиху реку все до одного человека для совету; а те, господине, Брацкие люди Нерчинского присуду новые выходцы и пришли было кочевать Баргузинского острогу на степи. И по челобитью Баргузинских ясашных людей, для утеснения и обиды, и опасался от них всякой шатости и в ясаке недобору, с Баргузинских степей велел, господине, я свесть тех Брацких людей юрт с полтараста на Байкал озеро на Олхон остров, для того, чтоб от них шатости и дурна никакова не было, и жить бы от них в острогах и в зимовьях служилым людем, и по заимкам пашенным крестьяном, и по волостям и по кочевьям ясачным иноземцом безопасно потому что они в ясачном платеже не укрепились и аманатов в Нерчинском с них не взято, а вышли под Нерчинской в прошлом во 188 году вместе с теми с Брацкими людми, о которых к великим государем писал из Илимского столник и воевода князь Иван Гагарин, по отпуске Верхоленского острогу прикащика Ивана Шелковинка; а сколко господине, по Верхоленским острогам Нерчинских Брацких людей юрт кочюют и что с них ясаку на год берут, и о том в Нерчинском [73] остроге в приказной избе, справясь подлинно, к тебе, господине, учну впредь писать. И толко тех вышеписанных Нерчинских выходцов Брацких людей воровской их замысл состоитца и за Байкал море перекочюют, и, за малолюдством служилых людей, одержать их будет не ким.

II. Отписка Иркутскаго воеводы Ивана Власова к Енисейскому воеводе князю Константину Щербатову: об осмотре Нерчинским сыном боярским Игнатием Миловановым пашенных земель по рекам Шилке и Нерче, оказавшихся удобными для поселения на них крестьян.

Господину князю Костянтину Осиповичю Иван Власов челом бьёт. В указе великих государей, каков прислан наказ ко мне из Сибирского Приказу, за приписью дьяка Павла Симанова, написано: в прошлом, господине, во 191 году писал к великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, из Даурской земли и из Нерчинска столник и воевода Федор Воейков: до него де Федора и при нем заведена в Нерчинском уезде, вниз по Шилке реке и по иным местам, пашня, и на тех де пашнях хлеб родится добр и поселены де пашенные крестьяня, и иных де пашенных земель в Нерчинском и в Новоаргунском уездех много; и на тем места велено мне, господине, послать из Нерчинского сына боярского добра, а с ним служилых людей, сколко человек пригоже, и пашенных земель досмотреть, не в ясашных ли угодьях те пашенные земли заняты, и около тех лесов и в тех лесах соболиных промыслов нет ли, и к Китайской и к Мугалской стороне те пашенные земли не близко ли, и всяким воинским людем на те места приходу не чаять ли, и будет воинским людем приход чаять, и кем оборонитца, – о том велено мне, господине, писать к великим государем к Москве. И по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцев, посылал я в Нерчинской уезде вниз и вверх по Шилке и по Нерче и по Уюрге рекам и по иным местам, для досмотру пашенных земель, Нерчинского сына боярского Игнатья Милованова да с ним служилых людей Сенку Гаврилова, Сенку Томскова. И он Игнатей с товарыщы, тех пашенных и иных мест досмотря, передо мною сказали: ездили де они из Нерчинского вниз и вверх по Шилке и по Нерче и по Уюрге рекам и по иным местам и пашенных земель досматривали; и в Нерчинском де, господине, уезде пашенных земель гораздо много, а около де тех пашенных мест соболиных промыслов нет, и не в ясашных угодьях; а в которых де, господине, местех соболиные промыслы наперед сего и бывали, и в тех де местах из давных лет соболиные промыслы вышли; а от воинских де, господине, людей от Китайских и от Мугалских по заимкам на башнях и в острогах живут с великим опасением; а прежде де, господине, сего в тех пашенных местех и где остроги Даурские стоят, и те де места бывали и все иноземские кочевья, а от тех де, господине, пашенных заводов ясачным людем никакие тесноты нет, и кочюют де ясачные люди от тех пашенных земель не в ближних местех. А которые, господине, в пашенные крестьяне присланы с Москвы в Даурские остроги в прошлом во 190 году, дватцать три человека, при стольнике и воеводе при Федоре Воейкове, и те пашенные крестьяне дворами строица почели в нынешнем во 192 году, и великих государей десятинные пашни на получетверти десятине посеено ржи к нынешнему 192 году осмнадцать пуд с полу-пудом, да ярового двенатцать десятин с четью. И будет великие государи укажут с Руси присылать или из которых Сибирских городов перевесть в Даур крестьян пять сот семей, и не токмо, гоподине, Даурских острогов служилым [74] людем на жалование, хотя великие государи укажут и великие рати двигнуть на оборону Даурской земли от Китайских людей, и теми пашенными крестьяны мочно, господине, хлеба напахать. А по великой реке Шилке и по сторонным речкам и по яланем пашенных земель много. А около Аргунского, господине, острогу, по сказке сына боярского Григорья Лоншакова, пашенных земель гораздо много. И о Аргунских пашенных землях я к великим государем к Москве и к тебе, господине, в Енисейск не писал же.

Из принадлежащей Императорской Академии Наук рукописи под заглавием: Списки Енисейской архивы (часть 3-я, в лист, на 391 л.).
Воспроизводится по:
Дополнения к актам историческим, 1869г, т. 11, СПб. стр.73-74
Tags: