17-й Гвардейский бомбардировочный авиационный полк.

Бомбардировщик В-25D-30 б/н 09 в 1944 году.
1.jpg

17-й Гвардейский «Рославльский» бомбардировочный авиационный полк.
Директивой Генерального Штаба № орг.10/315706 от 26 декабря 1944 года 17-й Гвардейский «Рославльский» авиационный полк Дальнего Действия переименован в 17-й Гвардейский «Рославльский» бомбардировочный авиационный полк.
Нахождение в строю:
С 26 декабря 1944 года по 15 декабря 1945 года.
В составе действующей армии:
С 26 декабря 1944 года по 9 мая 1945 года. (135 дней) Перечень №9.
В составе объединений:
С 26 декабря 1944 года по 15 декабря 1945 года – в составе 18-й Воздушной Армии.
В составе корпусов:
С 26 декабря 1944 года по 15 декабря 1945 года – в составе 1-го Гвардейского «Смоленского» Бомбардировочного Авиационного Корпуса.
В составе дивизии:
С 26 декабря 1944 года по 15 декабря 1945 года – в составе 16-й Гвардейской «Сталинградской» бомбардировочной авиационной дивизии.
Командование полка:
Герой Советского Союза гвардии подполковник Матросов Алексей Евлампиевич – с 26 декабря 1944 года до окончания войны.

Участие в операциях и битвах:
Восточно-Прусская операция – с 13 января 1945 года по 25 апреля 1945 года.
Восточно-Померанская операция – с 20 февраля 1945 года по 4 апреля 1945 года.
Кенигсбергская операция – с 6 апреля 1945 года по 9 апреля 1945 года.
Берлинская операция – с 16 апреля 1945 года по 8 мая 1945 года.

Объявлены благодарности:
Приказом ВГК № 319 от 30 марта 1945 года за овладение городом и крепостью Гданьск.
Приказом ВГК №333 от 9 апреля 1945 года за овладение городом и крепостью Кенигсберг.
Приказом ВГК №339 от 23 апреля 1945 года за овладение городами Франкфурт-на-Одере, Вандлитц, Ораниенбург, Биркенвердер, Геннигсдорф, Панков, Фридрихсфельде, Карлсхорст, Кепеник и вступление в столицу Германии Берлин.

Потери:
20 февраля 1945 года. Волков Алексей Александрович. Гвардии младший лейтенант. Лётчик 17-го Гвардейского бомбардировочного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе. Похоронен в деревне Гатово Минского района.
20 февраля 1945 года. Шершнев Александр Степанович. Гвардии младший лейтенант. Штурман корабля 17-го Гвардейского бомбардировочного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе. Похоронен в деревне Гатово Минского района.

СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ

Награждены орденами СССР:

6 апреля 1945 года. Матросов Алексей Евлампиевич. Гвардии подполковник. Командир полка. Орден Александра Невского.
13 июля 1945 года. Кичин Николай Михайлович. Гвардии подполковник. Командир эскадрильи. Орден Александра Невского.

СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ

Вооружение:
СБ (1941).
Б-25 "Митчелл" различных модификаций (North American B-25 Mitchell, с мая 1942). В 1944-45 бомбардировщики имели на носах композиции из гвардейского знака, ордена Красного знамени и почетного наименования "Рославльский".
Ил-4 – с 26 декабря 1944 года по 15 декабря 1945 года.

В 15 декабря 1945 года 17-й Гвардейский «Рославльский» бомбардировочный авиационный полк переименован в 169-й Гвардейский «Рославльский» бомбардировочный авиационный полк.
Источник: http://parnasse.ru/prose/essay/history/17-i-gvardeiskii-bombardirovochnyi-aviacionyi-polk.html

Счастливая земля...

В продолжение Ветра здесь только встречные... https://odynokiy.livejournal.com/2780094.html

Счастливая земля, которая в силу географического положения оказалась в стороне от дорог и населённых пунктов. Счастливы люди, которые изредка тревожат первобытное течение времени в этих местах...
Спасибо Сергею Паршуткину за этот ролик...


СЧАСТЬЕ НА ВЫСОТЕ ТРИ ТЫСЯЧИ МЕТРОВ (История Василия Сломнюка)(2)

НА АЛЯСКЕ — ЛЕТНАЯ ПОГОДА

Мы летели на Аляску тем же маршрутом, по которому в годы Отечественной войны перегоняли к нам американские "Боинги", "Бостоны", "Аэрокобры", "Дугласы". Соединенные Штаты предоставляли их по ленд-лизу. Они шли по специально созданной воздушной трассе Аляска — Сибирь, или АлСиб, с авиационных заводов через Британскую Колумбию и Юкон до Фербенкса и Нома, и далее советскими летчиками доставлялись через Красноярск на фронт.

И вот в 1990 году, в последних числах мая, мы, оставшиеся в живых бывшие перегонщики трассы АлСиб, смотрели в иллюминаторы на суровую природу Сибири и Крайнего Севера, на заснеженные хребты горных массивов. Летели и вспоминали те места, где навеки остались наши боевые товарищи. Вспоминали свою молодость, дивились, как изменила нас подкравшаяся старость, но не отняла веселого нрава и задора наших сердец. Вот, к примеру, Иван Иванович Моисеев, каким был лихим плясуном и танцором, таким и остался. Да и остальные под стать Ивану Ивановичу — веселые и бодрые, хотя некоторые разменяли восьмой десяток лет, как, например, бывший бортмеханик Мазурука Дмитрий Филимонович Островенко. Ну, а другие, правда, помоложе, но все ж многим за 70 лет или около того... Вот она, "молодежь" — Ф.А. Желваков, Г.С. Бенкунский, Н.Ф. Суворов, П.П. Гамов, В.М. Перов, Н.Г. Перевалов, В.М. Елсуков, Гурий Сорокин, Ю.И. Спиридонов, Е.Г. Родоминов и другие. Да знаете ли вы, что это за парни? О каждом можно бы написать книгу. Они побывали и на Северном полюсе и на Южном, и вообще им все подвластно. А сейчас они, летчики, бортмеханики, штурманы, инженеры, авиатехники и бортрадисты, летят на Аляску для встречи с американскими ветеранами иностранных войск.
Read more...Collapse )

Извлечение из путевого журнала помощника мореходства Андрея Глазунова

«Извлечение из путевого журнала помощника мореходства Андрея Глазунова» о путешествии по рекам Анвик, Квикпак и Кускоквим до Кенайского залива и встречах с туземными племенами, населяющими эти края

30 декабря 1833 г. – 13 апреля 1834 г.

... В 1833 году основано иждивением Российско-Американской компании заселение, названное Михайловским. В том же 1833 году снаряжена и экспедиция, которой предписано проникнуть чрез горы и реки до Кенайскаго залива. Помощнику мореходства Андрею Глазунову (родом креол и в колониях обученный), говорящему свободно на кадьякском языке, общем народам того края, по которому экспедиция должна была в начале пути проходить, поручено начальствовать оною, четверо русских: Василий Донской, Василий Дерябин, Иван Балашев и Яков Кнаге вызвались охотниками итти с ним.

Распространившиеся слухи о враждебности замыслов жителей реки Пастоля против нашей экспедиции в такой привели страх соседей редута, что не было возможности приискать проводников на реку Квихпак, покуда предполагали избрать путь, ведущий туда чрез реку Пастоль. Глазунов нашелся вынужденным переменить это намерение и во избежание встречи с пастольцами направить путешествие к NО, тогда согласились трое из туземцев проводить наш отряд до того места, где начинается перемена языка .
Read more...Collapse )
Tags:

Наказная память нерчинского воеводы Д. Д. Аршинского нерчинским служилым людям...

1670 г. апреля 13. — Наказная память нерчинского воеводы Д. Д. Аршинского нерчинским служилым людям И. Милованову с товарищами о поездке в Цинскую империю

/л. 1/ Лета 7178 году апреля в 13 день. По государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, указу и по приказу Данила Даниловича Аршинского память нерчинским служилым людем десятником казачьим Игнатью Милованову, Василью Захарову, подьячему Василью Милованову, Онтону Хилеву, Григорью Кобякову, толмачю Офонасью Федорову.
Ехать им из Нерчинского острогу на Шингал-реку к богдойскому кану. Прислан он, Данило, от великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, от его царьского величества и многих государств государя обладателя, на великую реку Шилку в Нерчинские остроги. А ему, богдокану, говорить, что:
У великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца и многих государств царя обладателя, под его царьского величества высокою рукою цари и короли и [с] своими государствы, а великий государь, /л. 2/ их царьское величество, жалует и держит их в своем царьском милостивом призренье. А он бы, богдокан, также поискал великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, его царьского величества милости и жалованья, и учинился под его царьского величества высокою рукою, а великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец и многих государств государь и облаадатель, учнет богдокана жаловать и держать в своем [271] царьском милостивом призрении и от недругов ево в оборони и в защищение, и он бы, богдокан, однолично у него, великого государя, был под его царьского величества высокою рукою навеки неотступно, и дань бы великому государю давал, и великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, людем с их людьми в ево государстве и на обе стороны торговать повольною торговлею. И на чем он, богдокан, положит, с тем бы царьского величества посланцов отпустило безо /л. 3/ всяково задержания и к великому государю, к его царьскому величеству, отписал, а буде у них грамот нет, и он бы, богдокан, и речью заказал.
А буде богдокан учнет про Гантимура 1 спрашивать — зачем де воевода Гантимура не послал, и вам бы, Игнатью с товарыщи, говорить, что воеводы Гантимура без государева указу послать не смел, потому что он, Гантимур, стар и неможет, а писал воевода к великому государю, к его царьскому величеству к Москве, и буде великий государь укажет Гантимура послать, и воевода по указу великого государя Гантимура пришлет тотчас.
Да он же, богдокан, учнет спрашивать про прежних государевых послов, которые послы были посыланы от великого государя, от его царьского величества, и вам бы говорить: были от великого государя посыланы послы при нем, воеводе, посол был Федор Байков, а после тово был Петр Ярышкин да бухаретин Сеткул Аблин 2 и те великого государя послы при воеводе от богдокана вышли здоровы.
А вам же, Игнатью с товарыщи, ехать дорогою, друг друга слушать. А буде из вас хто будет непослушен и станет озорничать, и вам бы, Игнатью с товарыщи, тому непослушнику и озарнику по указу великого государя чинить наказанья без пощады.
К сей наказной памяти по указу великого государя царя и великого князя /л. 4/ Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, воевода Данило Данилович Аршинский печать свою приложил.
А буде у вас станут спрашивать про албазинских казаков, и вам бы, посланцом, говорить: учинилось де воеводе нашему ведомо от казаков, что приходили де под Олбазинской острог войною дауры и чючара и под Олбазинским де острогом служилых людей убили 12 человек и кони же и рогатой скот у них отогнали, а им, де, служилым людем, сказывали (Слова: а им де служилым людем, сказывали в тексте повторены второй раз и вычеркнуты.) ясачные оленные тунгусы, что впрямь де приходили под острог дауры и чючара, и казаки де потому их задору ходили на них в поход, и воевода по казаков посылал и велел взять албазинских казаков 10 человек в Нерчинской острог и держит их о себя, чтоб оне впредь без указу великих государей в походы не ходили и задору б не чинили. И об указе воевода писал к великому государю к Москве.

Центральный государственный архив КНР, Отдел Минской и Цинской династий, ф. Документы на русском языке по истории китайско-русских отношений, подлинные документы периода Канси Цяньлун, 1670, № 1, лл. 1—4. Подлинник. Имеется черная мастичная печать Д. Д. Аршинского 3.

Опубл.: «Архивные материалы на русском языке из бывшего Пекинского императорского дворца», Бейпин, 1936, стр. 3—6 — фотокопия, стр. 121—123 (на русском яз.); стр. 267—269 (на кит. яз.).
Tags:

Донесение Ф.П. Врангеля в Главное правление РАК об итогах промысловой экспедиции Ф.Л. Колмакова...

Донесение Ф.П. Врангеля в Главное правление РАК об итогах второй промысловой экспедиции Ф.Л. Колмакова на реки Хулитну и Кускоквим и наводнении в Александровском редуте, лишившем его жителей жилищ и съестных припасов

10 апреля 1834 г.

Через Кадьяк получил я на шкуне «Квикпак» 7 апреля донесение от Колмакова из Нушагака (Александровскаго редута) от марта 1-го сего года с известием о возвращении его в редут из второй промысловой экспедиции, предпринятой в прошлом годе. Колмаков отправился в сию экспедицию 18 августа 1833 года, как [294] донесено мною главному правлению в № 72 1, и достиг на байдарках устья реки Хулитны, откуда пошел вверх по реке Кускоквим и имел свидание с народом, называемым инкилихлюатцами 2, коих вражды с кускоквимцами он прекратил и установил между ими согласие. Он простер свой путь далее прошлагодняго, однако ж за поздним временем нашелся принужденным ограничиться 5-дневным путеследованием от устья Хулитны вверх по Кускоквиму, откуда спустился по течению и остался зимовать на сей последней реке на том же месте, где и прошлаго года провел зиму и где он теперь устроил настоящее зимовье. С жителями, которые всюду дружелюбно его приняли, он производил торги. Генваря 3-го приехали сюда (сходно с заблаговременным распоряжением Колмакова) 4 человека из редута на собаках, быв 38 дней в пути, и 23-го числа он пустился в обратный путь для вывоза вымененных промыслов на 27 собаках и имея 14 человек работников и 2 русских с собою, а толмача своего Лукина оставил в зимовье с товарами и с поручением продолжать расторжки до ½ мая и забрать долги после чего обратиться в редут со всеми промыслами, надеясь его возвращения в июле или августе месяце. Неожиданныя проливные дожди затрудняли Колмакова чрезвычайно на обратном пути и принудили его оставлять в сохранных местах часть промыслов, которые, однако ж, по распоряжениям его будут без сомнения доставлены в редут летом. Наконец, 17 февраля он прибыл благополучно в редут, где нашел все благополучно.

Приобретенных на Кускоквиме Колмаковым промыслов (вымененных и своими людьми уловленных) щетом 1 002 шкуры, а в редуте от приходивших туземцев выменено им и во время отсутствия его 947 шкур и 90 шкур посланными из редута к ближним озерам и речкам, так что вместе с экспедичнею расторжкою к 1 марта состояло в наличности 1 949 шкур, 920 пар струи, 115 пуд моржоваго зуба, следовательно, к приходу судна в Нушагак нынешняго лета вся упромышленность будет, вероятно, довольно значительна. Отдавая полную справедливость Колмакову и толмачу Лукину в успешном совершении сих новых в своем роде подвигов, клонящихся единственно к пользам Компании, я повторительно прошу Главное правление поощрить соответсвенною наградою сих усердных исполнителей возложенных на них поручений, как то в донесении моем за № 72 3 подробнее изложено.

В редуте Колмаков осведомился, что 29 октября прошлаго года при крепком ветре от SW возвысилась вода в реке Нушагаке до столь чрезвычайной высоты, что весь гарнизон и жители редута лишились барабор и магазейнов своих, и все съестные припасы, летом заготовленныя, все приготовленныя на постройки леса унесены, и труды многих лет обращены в ничто. Компания должна была пропитывать людей на свой щет во всю зиму, впрочем, как не тягостны последствия сего наводнения, однако ж важных ущербов не последовало и с усиленным трудом потери могут быть вознаграждены. О чем честь имею Главному правлению донести.
Tags:

Милованов Игнатий Михайлович

Милованов Игнатий Михайлович — Нерчинский сын боярский.

Начиная с пятидесятых годов XVII века Игнатий Михайлович Милованов служил в Забайкалье и Приамурье.
1684-1685 годах Игнатий Милованов сопровождал в поездке в Москву князя Гантимура с сыном.
В 1670г. нерчинский казачий десятник Игнатий Милованов возглавил Первое посольство в Китай которое проследовало в Пекин через Забайкалье. Милованов "со товарищами" ехал в столицу Китая через Маньчжурию, проложив тем самым новый маршрут для русских посольств. Он пролегал от Нерчинска до Аргуни в районе Цурухайтуя до рек Ган и Хайлар, затем через Большой Хинган и по долине р. Ял к р. Нонницзян, где был г. Наун. Затем путь поворачивал на юго-запад и через юго-восточные районы Монголии вел к Великой китайской стене. Этот путь был намного короче селенгинского, и при благоприятных обстоятельствах его преодолевали за полтора месяца. Впоследствии он и был узаконен Нерчинским договором 1689г.
Наказная память, данная Милованову нерчинским воеводой Д. Аршинским, — уникальный документ, пропитанный духом казачьей вольницы. Нерчинский воевода предложил цинскому императору, привыкшему рассматривать весь окружающий мир, в т.ч. и Россию, как вассалов, присылающих ему дань, вступить в русское подданство! И тогда русский царь "учнет богдокана жаловать и держать в своем царьском милостивом призрение и от недругов ево в оборони и в защищении...". Неизвестно, узнал ли китайский император от своих приближенных смысл наказа, но приняли русских посланцев доброжелательно, и вернулись они из Китая с грамотой. В ней китайский император предлагал русскому царю установить мир в пограничных областях, чтобы казаки "впредь бы наших украинных земель людей не воевали и худа б никакого не чинили. А что на этом слове положено, станем жить в миру и в радосте".
В 1671 Милованов побывал в Москве для передачи грамоты китайского императора.
В 1675 ему вновь пришлось направиться в Пекин, сопровождая посольство Николая Спафария. На этот раз он проложил трассу из Иркутска к реке Шилка, а также стал первым европейцем, прошедшим на юг, в Пекин, вдоль восточного склона хребта Большой Хинган (около 1200 км).
В 1681 г. сын боярский Игнатий Михайлович Милованов был послан с инспекционной поездкой из Нерчинска на Зею и Селемджу. Пославший его Нерчинский воевода Федор Дементьевич Воейков выполнял этим поступивший на его имя из Сибирского Приказа государев указ. В нем воеводе предписывалось "из Албазинского острогу на Селенбу реку послать кого пригоже, и на Селенбе реке, где доведется быть острогу, досмотрить и описать накрепко и учинить чертеж, да будет по досмотру и описи то место от Даурских острогов и от новопоставленного Зийского острогу и от иных острогов не в далных и в крепких местах, и в том месте острогу быть пристойно, и с Китайским государством и с иными немирными землями ныне и впредь ссоры не чаять".
В том же году И.М. Милованов доложил Ф.Д. Воейкову о том, что он поставил по челобитью "Улагирских Тунгусов Шамана, казака родом, ниже Бирянды реки против Бабак озера на Зее реке" новое ясачное зимовье. Прежнее зимовье, по его словам, было поставлено выше по течению р. Зеи "на пустом месте и водою то зимовье смыло и разнесло и ясашным Тунгусам с ясаком ходить было далече". Новое зимовье было поставлено вблизи торговища, "где торгуют Богдойские люди с Оленными Тунгусы многих родов", которые раньше проходили мимо прежнего зимовья до ясачного платежа и лучших соболей отдавали Богдохану в ясак", чего теперь, по мнению Милованова, не могло случиться. Согласно его описанию, новое зимовье было "с верхним боем, а пред зимовьем сени прирубныя с верхним же боем с зимовьем в повал, а в зимовье одне стены промеж углов полчетверти, а другая трех сажен."
В ходе этой же поездки И. Миловановым было сделано описание Селинбинского острога. Острог представлял из себя "два зимовья ясашных с верхним боем долгие стены четырех, а короткия трех сажен с верхним-же боем в повал"
Еще одним пунктом инспекционной поездки Милованова стал Долонский (Зейский) острог. Согласно описанию И.М. Милованова, осмотревшего острожок в 1681 г., Долонский острог был небольшим: "одне стены подолее трех сажен, а другие стены полтретьи сажени печатных; у того острогу изба четырех сажен, а на остроге и на избе верхний бой и вышка для караула". Он также одобрил выбор казачьего десятника Самойлова, прибывшего ему на смену, подтвердив, что "в том месте на усть Долонца на край Зеи реки на берегу острогу быть пригоже и хлебородные места есть и пашенных крестьян селить есть где"
В июле 1682 г. сын боярский И.М. Милованов вернулся с Зеи в Нерчинский острог.
В 1684 году, по распоряжению воеводы Ивана Власова, И. Милованов проводил осмотр земель на их пригодность для сева хлеба по рекам Шилка и Нерча. О результатах этой поездки И. Власов в том же году докладывал царю: "... И по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцев, посылал я в Нерчинской уезде вниз и вверх по Шилке и по Нерче и по Уюрге рекам и по иным местам, для досмотру пашенных земель, Нерчинского сына боярского Игнатья Милованова да с ним служилых людей Сенку Гаврилова, Сенку Томскова. И он Игнатей с товарыщы, тех пашенных и иных мест досмотря, передо мною сказали: ездили де они из Нерчинского вниз и вверх по Шилке и по Нерче и по Уюрге рекам и по иным местам и пашенных земель досматривали; и в Нерчинском де, господине, уезде пашенных земель гораздо много...А которые, господине, в пашенные крестьяне присланы с Москвы в Даурские остроги в прошлом во 190 году, дватцать три человека, при стольнике и воеводе при Федоре Воейкове, и те пашенные крестьяне дворами строица почели в нынешнем во 192 году, и великих государей десятинные пашни на получетверти десятине посеено ржи к нынешнему 192 году осмнадцать пуд с полу-пудом, да ярового двенатцать десятин с четью. И будет великие государи укажут с Руси присылать или из которых Сибирских городов перевесть в Даур крестьян пять сот семей, и не токмо, гоподине, Даурских острогов служилым людем на жалование, хотя великие государи укажут и великие рати двигнуть на оборону Даурской земли от Китайских людей, и теми пашенными крестьяны мочно, господине, хлеба напахать..."
В 1684 году по речке Алтаче, названной впоследствии Серебрянкой, "на старорудных местах" тридцать казаков и десять тунгусов под руководством Нерчинского боярского сына Григория Лоншакова обследовали в общей сложности около семидесяти старых плавилен. Расчистив старые копи, Лоншаков обнаружил "в горе в камени подкоп в вышину полторы сажени, в ширину сажень", там прослеживались две небольшие жилы. Из этих "тонких жил" для опыта было добыто "три пуда руды". Заложили новую яму и добыли из нее еще 60 пудов. Опытную плавку и дополнительно добытые руды нерчинский сын боярский Игнатий Милованов собственноручно отвез в Москву.